flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Category:

Лето, аэроклуб, полеты, часть 3.

Утром следующего дня Паша конечно же был на аэродроме. И не один. Вечером, перед тем, как свалиться с ног, он созвонился с Лешкой. Тот, явно стараясь сдерживать позитив из сочувствия к Паше, доложил, что «полеты не очень были, но пару часов удалось напарить...». Паша выдохнул в ответ:
- Лёха, есть в жизни счастье! Я из «Вильги» сегодня не вылазил. Завтра едем вместе, даже если мы через полёт так летать будем, то нам на двоих хватит!

10E097B9-E15F-4CB2-B36F-35EB7938DD52.jpeg


Поэтому утром уже вдвоём приготовили самолёт. Хорошо, когда на стоянке мотор твоего самолёта взревает на высоких оборотах опробования приёмистости. И рядом друзья, тоже готовят свои «Яки» и их моторы тоже фыркают и рычат в предверии майского длинного лётного дня.
Приготовились, веселой гурьбой вместе пошли на предполётные указания. Тут тоже было интересно, на «Бузовой» предполётные были только для планерного звена, а тут, на «Чайке» одновременно летали и много разных самолётов, и парашютисты уже с раннего утра на Ан-2 «прыгали». И все аэроклубовское начальство - их самые старшие Инструктора были здесь, все в лётных комбезах, уже по аэродромно-летнему загорелые, и в высоко-лётном, а то и пилотажном настроении. Полеты их «Вильги» тоже упомянули в плановой таблице, чем ещё раз добавили личных позитивных эмоций.
После предполётных Залозный подошёл к Паше:
- Привет! Ну что, готов? Тогда выруливай на заправку, заправляй, я туда подойду через двадцать минут. - А, вас двое уже сегодня?! Тогда может вы сами там поболтаетесь, а я сзади подремаю?! Эх, надо было вас быстрее самих выпускать.
И они опять полетели, Лешка слетал маршрут, потом Паша.

К сожалению, как и многое хорошее, так долго продолжаться не могло. Они заруливали на заправку после второй посадки, когда Залозного по связи вызвал «Эр-Пэ»:
- «Сто девятый», у меня для вас изменение в плановой... вас там на проверки ждут в самолетном звене на «яках», а на «Вильге» вас кто-то сменит.
Зарулили, выключились... Евгений Владимирович пожал ребятам руки, «парни, с вами весело, но долго так сидеть ... спина болит..», и не без радости - душа истребителя рвалась к чему-то более динамичному, чем маршруты на «Вильге», пошёл к уже ждавшему его летчику-спортсмену возле пилотажного Як-52...

Первым, кто очень вскоре пришёл к ним летать, был ... как раз сам «Эр-Пэ», штурман аэроклуба, в прошлом тоже военный лётчик, Виталий Иосипович Грищенко. Дивные люди эти летчики - человек отлетал всю жизнь, сейчас ему уже за шестьдесят, а при первой же возможности уговорил кого-то поруководить полетами, и сам прибежал летать, счастливый, как мальчишка. Паша отметил, что утром на предполётных указаниях Грищенко был в темно-синем потёртом «хэ-бэ», но на полёт он переоделся в «парадное» голубое. Наушники гарнитуры у Виталия Иосиповича были в чистеньких белых чехольчиках, и ещё и карта в планшете, с вычерченым маршрутом, расписанными частотами, рубежами связи и так далее - Штурман! Самолёт Виталий Иосипович тоже осмотрел тщательно, заглядывая и проверяя все чего там положенно. Потом аккуратно и каллиграфическим почерком расписался в бортжурнале «Самолёт принял».
- Так, я видел вы там с Евгением Владимировичем с этим транспарантом освоились? Ну ка расскажите мне вашу технологию...
Паша посвятил Виталия Иосиповича в немногие ещё возможно неизвестные ему особенности этих полетов. Нарастало небольшое напряжение - возьмёт ли их то летать Виталий Иосипович? Он хоть и большой человек в аэроклубе и лётчик опытный, но на «Вильге» летает относительно немного и инструкторского допуска у него на ней нет... Но сомнения развеялись быстро:
- Так, раз готовы, то летим! Кто из вас со мной?

Очередь была Лёшкина, так что он и полетел. Правда через полтора часа он выпрыгнул из кабины не слишком довольным - по сравнению с полетом с Залозным, тут им конечно «оторваться» доставалось меньше. Виталий Иосипович летал слева, им пришлось опять вернуться в правое кресло, потом «дедушка-штурман», как его иногда шутя называли, извинился, но объяснил, что летает мало, поэтому взлёт-посадку делал сам. Вообщем Паша на следующий полёт садился в кабину довольно расстроенный. Но все оказалось совсем не так грустно - летать с Виталий Иосиповичем было тоже по своему приятно, интересно учебно. В кабине Виталий Иосипович работал очень не спеша, методично. Пилотировал ровненько и плавно, чувствовалось, что в его руке «Вильга» вела себя так же как когда-то сверхвуковые истребители-перехватчики Су-... И главную часть - полёт по маршруту, Грищенко все таки отдавал им, при чем ещё и именно тренируя штурманские задачи:
- Давайте, Павел, радиокомпасы настроим и по ним полёт вспомним... А в уме посчитать расчетное поворотного сможете? Давайте ветер попробуем определить здесь...
Вообщем полезный тоже был полёт.

А потом опять радость! Виталий Иосипович дал ему допилотировать до посадочной прямой на «Чайку», потом «- Павел, я взял управление...». Паша теперь мог смотреть по сторонам опять, и он тут же увидел, что к полосе выруливает ещё одна «Вильга». Это обозначало, что кто-то с Бузовой прилетел. И точно, они подруливали к заправке, Паша увидел, что там уже Лешка стоит с их Инструктором Ярославом Михайловичем С.
Следующие полеты опять Счастье! Левое кресло, справа свой инструктор, который тебя знает и вы летаете вместе вот уже четвёртый год. А под ними Киев в праздничном украшении и залитый вечерним тёплым светом...
В тот день они закончили летать к закату как раз. Ярослав Михалыч в этом плане очень правильный Инструктор, на стоянку приехал вместе с ними, поучаствовал в привязывании самолёта, попутно проводя ненапряжный разбор.
Вечер, подушка, спать...

И день третий. Лешка решил махнуть на Бузовую, ему до выпуска было ещё два года и вопрос с самолетным налетом так резко не стоял. Паша по плану прошлых дней приехал на «Чайку», там подготовка самолёта, запуск, прогрев, опробование... Мимо выруливал на заправку на Як-52 Димка, техники и лётчик-спортсмен самолетного звена. И Паше пришла смелая мысль: « А зачем после предполётных терять время на заправку, если это можно сделать сейчас, до них?».
- «Аймак», «шесть пять двести сорок», разрешите с основной на заправку вырулить?
Виталий Иосипович был уже на месте, руководил полетами Ан-2 на выброску парашютистов.
- «Доброе утро, двести сороковой! Разрешаю...»
Быстро из кресла выпрыгнуть, колодки из под колёс в стороны расставить - тут приходится самому себе быть и техником и лётчиком. Потом обратно в кабину, усесться в кресле, глянуть по сторонам - свободно.
- От винта!!!
Магнето, кнопка «запуск», прогретый двигатель схватывает сразу. Желтый РУД (рычаг управления двигателем) чуть двинуть вперёд, мотор повышает голос, самолёт подаётся вперёд. На земле «Вильга» сидит носиком гордо вверх, даже высокому Паше приходится вытягивать шею, что бы заглядывать вперёд, за капот. Но впереди свободно таки и Паша, то прибавляя газу, то прибирая, покачиваясь на кочках, порулил со стоянки. Гордо зарулил на заправочную площадку, выключил. И уже привычно за эти дни, но все равно не без радости и гордости заправщику:
- Василий, заправку полную беру опять!

Третий день полеты пошли уже как что-то само собой разумеющееся. Один полёт повезло сделать опять с Евгением Владимировичем, тот не сильно хотел, но Паша прямо в конце предполётных его поймал и под шутки и разговоры притащил в самолёт. Когда Евгений Владимирович таки сел в правое кресло, то Паша с широкой улыбкой подумал: «Раз мне на три дня сунули этот самолёт, то значит он как бы мой, и летчиков себе я могу таки тоже сам выбирать...»
Ну с совсем уж выбирать он таки переоценил свои возможности, потому что Евгению Владимировичу после этого полёта надо было по каким-то другим задачам летать. И только они зарулили, как их на заправке уже встретил Виталий Иосипович. Но Штурман - элита и интеллигенция авиации:
- Павел, вы не возражаете если мы с вами ещё маршрутик слетаем?
Тут разве откажешь?
- Конечно, Виталий Иосипович!
Слетали душа в душу, Виталий Иосипович вылез из «Вильги» явно очень довольный. Благодарил так, как будто это был действительно Пашин самолёт:
- Спасибо, Павел! Хорошо вот так, не спеша над Киевом полетать. И с вами приятно. Приходите чай потом пить!
Растрогался вообщем Человек. И добрые дела таки там где-то ценятся, потому что потом на полеты один за одним прилетали с «Бузовой» Инструктора-планеристы. Оказывается там погода не очень сегодня была, и они и сами были не против подлетнуть на «Вильге». Так что Паша только и успевал заправлять самолёт и снова в небо...

Из такой рутины запомнилось только маленькое приключение случившееся с ними в полёте с Олегом Николаевичем М., Инструктором соседнего с Пашей экипажа. Тот уже слетал сегодня маршрут на «белом» планере, потом с кем-то там в задней кабине на «Бланике», (а те полеты это вам не в белом лайнере на кнопки в кабине нажимать ;-)))), поэтому к полету на «Вильге» был уже очень даже себе «налетавшийся». И как только он оценил, что лётчик-стажёр очень даже справляется с полетом по маршруту и всеми сопутствующими задачами сам, то сдвинул кресло назад...
- Паш, ты так и давай, я пока вздремну...
И действительно глаза на десяток минут закрыл, пока они летели по северными, не очень заселенным окраинам Киева. Но вот справа опять оказался Подол, там, хоть уже и меньше, чем в первые дни, но ещё гуляли люди. Паша оглянулся на Инструктора, тот дремал. Паша решил и дальше проявлять инициативу, выполнять задачу по демонстрации транспаранта народным массам, сам закрутил вираж над набережной Днепра, потом второй. Видимо от этих виражей проснулся и Олег Николаевич, шевельнулся в правом кресле. Но сидел не пододвигаясь, хоть как-то распрямив спину и вытянув ноги, только жестом показал, что бы Паша сместил центр подальше на город. И Паша только рад стараться! Вираж над Контрактовой площадью, потом чуть вытянуть разворот в сторону Почтовой площади, здесь вроде людей побольше, опять вираж... вправо. При этом Паша увлёкшись видами внизу, по своей малоопытности, нарушил золотое правило всех визуальных пилотов и даже обычных водителей: «Смотри куда разворачиваешься!»
Итак над Почтовой площадью, курсом на юг, вираж вправо. Паша ещё раз глянул вниз, довольно отмечая, что площадь с гуляющими прямо под ним, и там люди стоят задрав головы. Потом приподнял взгляд на приборы, проверил скорость и скольжение. И только потом глянул вперёд... Момент страха!!! Они то летали на высоте двести метров над Днепром (примерно...), потом сместились на Подол, и теперь нос «Вильги» упёрся прямо в верхушку купола Андреевской церкви. Она стояла то на холме над Подолом, да ещё и сама очень красивая, но высокая...
Паша на мгновенье замешкался - в какую сторону крутить то, он в развороте, но медленном, плакат сзади все так же флюгерит. А крест и купол церкви на скорости сто тридцать километров приближались быстро! Решил добавить крен, выкрутить разворот до неё. Но при этом про то, что ногой педаль надо сильно давить не учёл, «Вильга» крен увеличила, но разворачиваться быстрее не стала. К всеобщему счастью Олег Николаевич быстро и правильнее сориентировался - толкнул ручку в другую сторону, ногой дотянулся до педали. Они пронеслись уже за церковным крестом, над крышей Исторического музея, потом вывернули разворот вокруг.
- Паш, е-мае, это что было? Решил церковь на крепость проверить?
И смех и грех...
Но через пару минут и Олег Николаевич уже сидел улыбаясь и посматривая на зелёный склон Ботанического сада и Паша спокойно пилотировал...

Солнце пошло к закату, наконец налетались и они. Зарулили, газанули, прожигая свечи, выключились. Самолёт привязать. Все!



Хотя нет, не совсем... Была ещё у того вечера часть земная, должно быть лирическая, красивая но не совсем. Олег Николаевич оказался на машине, он подбросил Пашу в город, поэтому дома он оказался в ещё вполне приличное время. Прохладный душ после жаркого дня хорошо взбодрил. Созвонились с Лешкой - он уже тоже был дома. Тогда они созвонились со своими девчонками и поехали гулять в город. И вот это было печально... Нет, компания то у них хорошая была, но город на вечер третьего дня гуляния, любимый, красивый, на который ты три дня глазел с высоты... А тут, на земле вытоптанные газоны, мусор и битые бутылки. Ну сами знаете... Контраст между видом сверху и земной пакостью был особенно разителен и неприятен.

А, и да, об оплате. Потом же была зарплата за такие труды! Значит я, а, тьфу-ты ж, Пашка, авиатехником числился именно в Аэроклубе. Так полный оклад был что-то типа 60 американских рублей в месяц, а полставки соответственно 30$ и ... на этом все. Аэроклуб тогда административно все ещё жил ближе к советским военным нормам, и по ним поддержание самолёта в лётном состоянии, не зависимо от того, много он летает или не летает совсем, просто входило в мои должностные обязанности и ни как не дополнительно оплачивалось. Но вот для таких полетов, «на коммерцию», фактически самолёт передавался в аренду в другую организацию - авиакомпанию «Украинская школа пилотов» (сейчас что-то авиационное есть тоже в Украине с таким же названием, но как я понимаю, это совсем другие фирма и люди). И вот потом уже оказалось, что когда самолёт летает на авиакомпанию, то она оплачивает аэроклубу его аренду почасово. И о чудо, летчик тоже получает отдельную оплату за налёт, и даже авиатехник. На сколько помню, то летчик получал что-то типа пяти долларов за час, а авиатехник где-то наверное доллар. И за те выходные самолёт налетал что-то часов двадцать, и я соответственно получил столько же. Круто, да? Но хотя меня тогда это не очень волновало, главное летать! Да и сейчас вообщем то тоже...

Всем всего лётного!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments