flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Categories:

Немного CRM-a на ночь глядя...

Пока сочиняются большие и серьёзные истории, то вот несколько маленьких, не вписывающиеся в другие. Об том самом CRM - crew resource management - использование ресурсов экипажа.

Второй пилот рассказал забавную историю: работал он себе в Европе на Боинге-747. Но и у компании дела шли так себе, и ему захотелось приключений, нашёл работу в Китае. Как это бывает, на бумаге все выглядело отлично, но в реальности... Оказалось, что флот 747 в компании сокращался, и когда он туда пришёл, то там осталось буквально пару самолетов, ещё и «грузовики». И на них всего несколько экипажей, летаешь все время с одними и теми же командирами. При чем молодежь уже вся поуходила на более перспективные типы, а тут долетывали лишь возрастные китайские дядьки, со своей большой китайской спецификой - английский очень слабенький, характеры сложные, общение никакое. Особенно часто ему доставалось летать с одним из них, все разговоры перед полётом сводились к командирскому решению: « - I fly, you talk» («я пилотирую, ты связь веди...»).
А он же молодой пилот, ему самому хочется летать! Через полгода открыл лётную книжку, посчитал - пять взлетов-посадок, так вобще разучиться летать можно...
Решил перед очередным полётом поговорить с командиром. Тот как обычно:
- I fly, you talk.
- Captain, may we try something different? (- Командир, может давайте по-другому?).
- Ok, you talk, I fly... (- Хорошо, ты ведёшь связь, я пилотирую).
Да что ж такое!!! Потерпел ещё месяц, летать хочется, но не даёт Кэп. Потом закралось подозрение - Командир вроде в возрасте, налетался уже, но ему даёт летать, только если рейс внутри Китая, где тот ведёт связь сам на китайском, а ему только переводит, что считает нужным. А в любых других местах он к кнопке «радио» вообще не притрагивается. А они, как назло, летают много по Европе и Америке, большие аэропорты, связь загруженная и сложная. И похоже, что просто напросто Кэп, со своим слабеньким английским, не хочет там бодаться с радиообменом.
В один день он не выдержал... Кэп опять начал:
- I fly, you talk.
- Captain, let’s do it like this - I talk and I fly??? (- Командир, давайте так - я связь веду и я пилотирую???).
- You fly, you talk?! Okay-Okay!!!
Заработало!!!

Давнишнее короткое «мемори».
Ранний вылет куда-то из Шарджи. Приехал, встретились на брифинге со вторым пилотом. Что обязательно в такое время перед вылетом, план посмотреть, брифинг провести??? А вот и не угадали, пилоту в такое время в первую очередь требуется чашка хорошего кофе. Благо у нас прямо у двери офиса была круглосуточная кафешка и кофе там наливали неплохой, и «на вынос», в большие бумажные чашки. Потом с шутками «кофе есть, теперь можно даже топливо не брать...» поехали на самолёт.
Где-то по дороге в автобусе брифингуемся, свои летчиские дела, потом проводников. Старшая проводница поднимает хорошую тему, что «если в полёте будут какие-то проблемы, то постараемся решить их вместе, и без лишних репортов в компанию...». Я всегда «за» такой подход, пока мы можем решить свои проблемы в экипаже, то это стоит делать именно так, поэтому поддерживаю.
Приехали на самолёт, приготовились, погрузили пассажиров, закрыли двери, выбуксировались, порулили. Рулёжка в Шардже длинная и прямая. Как я управляю самолётом по земле: правая рука на РУД-ах (рычагах управления двигателями), ноги на педалях, которыми можно подруливать по курсу и тормозить, левая же рука или на управлении поворотом передней стойки, для больших разворотов, либо свободна. И вот пока мы катимся по прямой, то я позволяю себе немного вольности - похлёбываю кофе из чашки, держа ее левой рукой.
Вдруг случается событие неожиданное и необычное для любого аэропорта Мира, а для пустынных Эмиратов особенно - прямо перед нашим самолётом рулёжку перебегает лисичка. Не такая как у нас дома конечно, тут они небольшие, размером с кошку, и ещё и облезлые - жарко, но все равно явная лисичка, треугольные ушки торчком, хвостик. Проблема в том, что она побежала справа влево, а слева у нас полоса, по которой через пару минут мы будем разбегаться для взлёта. У нас и так довольно богатая статистика по столкновениям с птицами, не хватает теперь ещё ее дополнить столкновением с лисой. Прошу второго пилота:
- Доложи «вышке», пусть машинку пришлют, ее напугают, а то она на взлёте нам на полосу выскочит.
Второй пилот пытается отшутиться:
- Так мы же решили, что ни кого не закладываем?
- Тут то не тут случай, мы сами это не решим. Тем более за нами ещё вон самолёт...
- «Шарджа-вышка», «Арабия ...», у нас тут лиса рулежку перебежала, побежала в сторону полосы, пришлите кого-то ее отпугнуть.
Диспетчер конечно сначала не понял:
- Перебежал кто???
- Лиса, лиса...
- А, понял, сейчас машинка подъедет...
Я про себя ещё раз ухмыляюсь - мы семьей часто ездим в местный зоопарк, и я знаю, что живётся зверушкам в пустыне тяжело, и поэтому их тут мало. А ещё и на территории аэродрома, окружённом серьезными заборами - как она вообще сюда попала?! Решаю проявить заботу «о братьях наших меньших», для этого приходится быстро чашку с кофе поставить в подстаканник, взять микрофон.
- «Вышка», вы ж только ее пугните, но не убивайте!
Диспетчер чего-то там смеётся в ответ, кто-то из компанейских пилотов тоже шутит на связи - у всех утреннее настроение.
Доруливаю до предварительного, теперь уже сбоку вижу, что между полосой стоит машина, возле неё кто-то из аэродромщиков добросовестно стреляет из сигнального пистолета, которым обычно отпугивают птиц. Лисы конечно же не видно, там у нас и кустики какие-то есть и дренажные канавы, она где-то спряталась.
- «Арабия ...», к взлёту готовы.
- Больше ни кто не мешает? - Диспетчер вошёл в раж и теперь веселится.
- Спасибо, порядок!
- Тогда «Арабия..» взлёт разрешаю!
- Взлетаем...
А теперь вернёмся на пару минут назад, и как говорится «следите за моим движением». Когда я решил позаботится о лисе, то я поставил чашку в подстаканник и взял микрофон. В этом деле был важный момент - мы уже давно знали, что все неплохо в нашей кафешке, но вот только чашки для кофе чуть-чуть не входят в «Эйрбасовский» подстаканник и для того что бы она надежно держалась, то их надо туда с усилием запихнуть. Но тут я сначала поспешил выйти на связь, потом поворачивал на полосу и следил за машинкой, и чашка кофе так и осталась в подстаканнике на форточке едва вставленной.
Начало полосы в Шардже было достаточно неровным, ее в своё время здорово разбили многочисленные тяжелые «грузовики» летавшие отсюда, в том числе наши Илы и Антоны. У меня на разбеге левая рука на сайдстике «немного от себя», правой даю режим двигателям. Самолёт побежал, постукивая по неровностям. Скорость растёт, вот самолёт начинает уже ощутимо вздрагивать на них. Краем глаза слева замечаю... Е-мае, чашка в подстаканнике пару раз подпрыгивает, и, переворачиваясь, падает сначала мне на ногу, потом вниз, прямо в как на зло открытую сумку. У меня был пяток секунд, что бы ее придержать, но в руках шестидесяти пяти тонный самолёт на скорости, и я не могу отпустить управление.
Отрываемся, набираем немного высоты, включаю автопилот, отдаю управление второму пилоту... Он потом комментировал:
- А я на разбеге вдруг почувствовал как кофе так хорошо запахло... Я ж тебе говорил, что не надо было лису закладывать, это она тебе отомстила! И вообще мог отдать мне управление...
- На разбеге, на скорости, и из-за такой ерунды?! Не думаю, что это хорошая идея...
К счастью кофе уже успел уже остыть, для меня обошлось только залитой штаниной, но содержимое сумки я оттирал и отстирывал потом долго. «Ах ты ж ... нехорошая лиса...»

Из недавнего, учебного: учились чему-то хорошему на очередном тренинге, зашёл разговор о брифингах. В компании у нас вообще сейчас хорошая тенденция «пилотируйте больше, говорите меньше». Инструктор что бы объяснить каким брифинг должен быть, привёл отличный пример: «Ребята, брифинг должен быть, как ... юбка у девушки - достаточно длинной, что бы закрывать важные места, но в тоже время такой короткой, что бы все ещё вызывать интерес у окружающих.» По-моему очень удачное сравнение!

И это, заранее извиняюсь за нескромность, но сам себя не похвалишь... Но вобще не в похвале дело, просто забавно получилось.
Летали в одном экипаже чего-то там несколько дневное, типа полетели на Сингапур, потом на Австралию, и потом обратно. Со вторым пилотом сработались, летим себе, и дело делаем и по душам болтаем о разном. Ему вводится скоро, а мне есть чего об этом рассказать. Пришла в кабину стюардесска , спрашивает, «как наши дела?»
Ответ второго пилота, с австралийским таким юмором:
- All good! I like to work with this big dog! (- Все нормально. Мне нравится работать с этим большим собакой).
Пауза в разговоре, стюардесса в легком недоумении, потом насупилась, с обидой в голосе:
- Hey! Did you call captain “a dog”?! ( - Эй, ты что командира собакой назвал?!)
Второй пилот поворачивается, объясняет, что в том смысле, мол Кэп, как нормальные большие и сильные звери, работает ровно и уверенно, гавкает редко, только когда совсем уж надо, и при этом все очень дружелюбно, почти как виляя хвостом... Они смеются.
А я для себя, с большой теплотой в душе, понимаю, что “big dog” - это на самом деле «большой пёс», - такой вот внезапный привет от Василь Васильевича Ершова, с его «Раздумьями...». И это как раз то самое «профессиональное признание» в любви, понимание того, что экипажу со мной приятно работать, и значит как Командир чего-то таки могу - одна из главных наград в нашей лётной жизни.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments