?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Белые крылья. Часть 2.



Пятьсот километров на планере. Вперед планер летит то со скоростью чуть больше ста километров в час. Но так как двигателя у планера нет, фактически запас высоты является его энергией движения, и поэтому он летит ещё и вниз, не быстро, примерно по полметра в секунду, но все же вниз. Планер «Янтарь - Стандарт - 3», на которых летают Паша и Лёша, тратя один километр высоты, пролетает сорок километров вперёд. А так как планер только взлетает за самолетом, то дальше высоту надо набирать самому. Набирают высоту, когда находят место, где воздух поднимается, в так называемых «потоках». В наших краях такие потоки в основном возникают когда у земли воздух нагревается и устремляется вверх, где воздух более холодный. Так начинается «термик». Выше, если несколько компонентов состояния атмосферы удачно складываются, то образовывается облако. Видели такие, похожие на барашков, «кучевые» облака в голубом летнем небе? Да, вот эти то облака потокам своим появлением то и обязанны. И их очень уважают и любят планеристы.
Для того что бы набрать высоту, пилот направляет планер в такой поток, находит где его центр и закручивает в нем разворот - «становится в спираль». Если все получилось удачно, то тут случается маленькое чудо - в небе работает абсолютно невидимая и бесплатная аэродинамическая труба, лифт, который поднимает твой планер массой в полтонны - ты кружишься, «стоишь в потоке».
Тысяча метров высоты... Потоки конечно случаются и очень сильные, иногда случается набирать по пять метров в секунду, несколько минут и уже есть километр высоты. Но чаще таки скорость потока по пару метров в секунду. И тогда тысяча метров - пятьсот секунд, примерно десяток минут. А как мы уже начали считать, каждые тысячу метров высоты нам дают сорок километров вперёд. И тогда получается, что что бы пролететь пятьсот километров расстояния по горизонтали, то нам потребуется в общей сумме набрать тринадцать километров высоты, а это значит минимум пару часов полёта кружиться «стоя в потоках».
И еще конечно же для человеческих глаз воздух является прозрачным, потоков мы не видим. Иногда получается заметить всякие признаки возможного потока: подходящее поле, облако хорошее, птички кружатся, другой планер наконец. И ты подлетаешь туда и все получается легко - воздух подтолкнул тебя вверх, закручиваешь спираль, планер кажется сам рвётся вверх. Но иногда приходится искать долго, даже не смотря на наличие всех хороших признаков. И тогда кружишься - «висишь» десятками минут в несколько сотнях метров над землёй. И чувствуешь как по спине под парашют скатываются капли пота.
И поэтому длинный маршрут на планере это напряженная и даже тяжелая работа на много часов. И когда ты потом, вечером закрываешь глаза, то перед глазами все опять вдруг наклоняется и уходит в спираль. А ещё это площадка где-то в сотне километров от аэродрома, куда приземляешься, потому что погода тебя обманула и в нужный момент потока таки не нашлось.
Странный спорт? Да, как и многие другие. Не всем понять. Но планер, требующий от человека много, и даёт ему много - ощущение чуда полёта, когда ты сам срастаешься душой и руками-ногами с крылом планера. И небом...

Думая обо всем этом Паша вернулся в домик.
- Лех, хорош спать!
Лёша проснулся, резко сел на кровати, моргая уставился на Пашу.
- Который час?
Паша улыбнулся, Лёша видимо тоже вчера успел принять участие в «ломании погоды».
- Восемь уже.
- Так ещё ж час поспать можно.
- Леш, пятьсот сегодня идём!
Лёша ещё раз долго посмотрел на Пашу, но моргать перестал.
- Да ну?!
- Твой инструктор сказал...
Лёша поднялся с кровати, глянул в окно на небо, взяв полотенце, пошёл к двери.
- Чаю поставь...

Паша стоял возле тумбочки, смотрел как в банке с кипятильника отрываются пузырьки образовавшиеся там за ночь, заодно листал «Рабочую книжку спортсмена-планериста». Вспомнились их первые полеты по маршруту во второй год летания, ещё на блестящих дюралью «Бланиках». За то лето они чуть научились самостоятельно летать в районе аэродрома и начали пытаться идти на маршрут. Первые разы получалось плохо - был конец сезона, погоды, как назло, не было, они тщательно готовили свои «Бланики», чего-то ждали, потом взлетали и мало что понимая, ломились наугад. Не говоря уже о том, что для слабых и узких потоков они ещё и банально пилотировать то не очень умели, а о понимании погоды и какой-то тактике речь совсем не шла. Ещё они пытались держаться парой, но больше мешали друг другу, чем помогали... Лёша смог тогда даже долететь до второго поворотного на маршруте и сесть там на площадку. Паша состорожничал и вернулся с первого...
Таким было начало, но даром оно не пропало. Следующим летом, не сразу, сперва вспомнив, что забыли за зиму, они наконец «полетели». Первая «сотка» - сто километровый маршрут. Погода в тот день была идеальной - штиль, спокойные кучевые облака, аккуратно расставленные по всему их району полетов. Три часа на маршруте, и когда Паша разогнал на финише свой «Бланик» до максимальной скорости, то он едва не пел от счастья...
Путь к длинным маршрутам у них таки пролёг через площадки. Однажды они под вечер даже приземлились вместе далеко от аэродрома, пришлось остаться ночевать. До поздней ночи жгли костёр, огонь отблёскивал на крыльях. В остывавших на ночь планерах что-то потрескивало, вокруг звенели цикады. Они сидели вдвоём, отделенные от всего - дома, учебы в институте и прочей суеты. Смотрели на огонь молча, уставшие от дел и разговоров за день. Где-то за полями, лесами, дорогами, засыпал шумный город Киев. И там Лена. Если бы только эти пятьдесят километров были между ними! «Разные мы, разные...» - думал Паша. Потом посмотрел на Лешу, встретились взглядами, засмеялись вместе...
В конце того же лета у них случились первые полеты на соревнованиях. Третьим упражнением была «двухсотка». Солнце уже начинало клониться к западу, когда они таки добрались до крайнего поворотного - внизу аккуратно лежали два моста через речку Тетерев. Дошли они туда втроём из десятка участников - Паша, Лёша и Санек. С полутора тысяч метров эти мостики сфотографировали и развернулись домой.
Впереди была уже только «дыра», ни одного облачка в поднявшейся к вечеру дымке. Аэродрома тоже не было видно, долет шёл на качестве и нервах - когда тянешь к дому на наивыгоднейшей скорости и глазами гипнотизируешь высотомер и вариометр - только бы не снижало! Полчаса показались тогда часами...

- Соревнования глядишь? - Лёша вернулся с умывания свежий и веселый, заглянул Паше через плечо. - Нет, ну ты помнишь, как я вытащил вас тогда над Поташней?
Дело было как раз на пути к «мостикам». Всей тройкой они застряли на шестистах метрах высоты в пять часов вечера в конце августа, когда по всем теориям облака с малой высоты уже «не тянули». И облако было впереди, такое мощное и красивое. Но оно было так высоко, а под ним был лес... Паша тогда задергался по краю опушки, пошёл влево-вправо, но вариометр упорно показывал не больше ноля. А Лешка таки рискнул пройти вперёд, туда, где по теории искать уже не чего было. Паша «висел» в нолике и разглядывал поле под собой, рядом крутился Санек и у него тоже глухо было. Динамик радиостанции вдруг ожил Лешиным голосом:
- Так, тут метр...
Наверное в голосе у Леши было немного сомнений, и не только из-за приборов. Это ж соревнования, к тому моменту Паша и Лёша были почти равны по очкам, и сейчас Лёша мог сам набрать высоту и уйти...
- Парни, тут хорошие два, давайте ко мне!
Паша посмотрел на Лешу, тот сидел, разглядывая что-то на карте и измеряя линейкой. Потом захлопнул планшет, оглянулся на Пашу.
- Ну что, завтракаем?!
Нет, не мог он тогда не позвать их над Поташней...

Они как раз допивали чай, когда за окном на стоянке самолетов раздались хлопки и чихи запускаемого поршневого двигателя. Сначала несколько неровных тактов, потом звук выровнялся, перешёл на равномерное тарахтение на малом газу. Лешка довольно кивнул на окно:
- Слыхал?! Знай наших!!!
- «Четверка»?
- Она... Мы вчера там по-моему всем звеном успели отметиться. Ну и Петрович с Саней конечно дали...
- В выходной свой! Да и сегодня, они ж там наверное уже с раннего утра возятся.
- Ну, как бы сказал сам Петрович, «в авиации есть выходные, но есть и слово надо...». Не зря начальник их называет «люди из красной книги».
На стоянке двигатель гоняли на высоких режимах, чуть подрагивало стекло в окне. Лёша встал из-за стола, хлопнул Пашу по плечу:
- Ну не всем же по университетам с девушками гулять, кто-то и дело делать должен!
- Ой, ладно тебе...
- Забыли-проехали. Я на стоянку, расчехлюсь и вообще посмотрю что там. Тебе чехол снять?
- Да, пусть сохнет.

Паша резал хлеб на бутерброды, теперь уже сам разглядывая карту. В их паре на нем лежали задачи общей навигации и обеспечения полёта.
Тогда, в третий год, они поняли, что парой летать таки можно и даже хорошо получается, но только важно правильно разделить обязанности. Довольно много времени у них ушло на выбор ведущего. Лёша лучше работал в мелочах - искал потоки, обрабатывал их, находя центр. Но с более резковатым характером чаще рисковал. Иногда конечно на этом он выигрывал, но иногда «площадка не долетая аэродрома два километра...». Паша же летал наоборот, чуть спокойней и медленней, но видя ситуацию дальше вперёд, лучше понимая погоду. Пока они не слетались, то после посадки случались разборы:
- Паша, ты сегодня тормозил весь полет!
- Лех, ну и далеко бы ты улетел без моих тормозов?!

«Скорее всего дадут маршрут Усово - Городнявка». - Паша обтер руки полотенцем, пошире развернул карту. «На Усово через Коростень надо идти, до развилки железной дороги, тут вроде все просто и понятно. А вот дальше... Если напрямую, то дальше до Усово начинаются леса на десятки километров. Если пойти на север, на Овруч, то в обход... Наверное прийдется южнее, сделать крюк, потом резко завернуть на север, а потом опять возвращаться... Ну ни как не приложится!»
Старшие товарищи им уже рассказывали про это Усово. Маленькое село, далеко, почти на границе с Белоруссией. Долететь на планере туда сложно, улететь оттуда ещё сложнее. Иногда, когда днём полетав над вот такими маленькими посёлками в несколько десятков домов, закинутыми неизвестно где, а вечером вернувшись в многомиллионный Киев, Пашу начинал сильно занимать вопрос «Как там люди живут?». Порой даже хотелось приземлиться и посмотреть.
«Ну да ладно, Усово, так Усово, нам сегодня все равно, лишь бы поворотный отметить. Плохо конечно, что на карте вокруг все зеленое. И ещё и вот эти черточки - это обозначения болот, значит с площадками там будет плохо. Надо будет приходить туда с запасом высоты хорошим. Ладно, рисковать не будем, постараемся с юга зайти, хоть и в обход...» - Паша завернул бутерброды в кульки, стараясь в голове уложить карту и примерный план полёта. Он знал конечно, как там, в воздухе, эти планы быстро меняются - погода и обстоятельства устраивали все по своему. Но хотя бы примерное представление о районе в полёте помогало.
Паша положил кульки с бутербродами один себе на кровать, другой Леше. «Хорошо бы нам их слопать уже над Усово...» - он опять глянул на карту. «- А может даже над Новоград-Волныским, но пути ко второму поворотному...»

- Нет, ну его ж дивизию! - Лёша рывком ввалился в домик. - Задолбали...
- Чего там, Лех?
- Да Семён у нас шланг забрал! Я ему говорю - это ж наш, вот цвет, маркер. А он ни в какую...
Лёша с силой начал сворачивать куртку в скатку, так что нитки затрещали на швах.
- Леш, да черт с ним, заправит он свой планер, да отдаст.
- Нет, ну подожди, мы с тобой покупали себе сами шланг зачем? Что бы утром не ждать ни кого, а спокойно заправляться. А Семён теперь сказал, что все на стоянке общее...
На аэродроме начиналась утренняя предполётная беготня, всем всего вдруг начинало не хватать, ругались, хватали друг у друга из рук. Но с Семёном то сильно не поспоришь - во-первых он техник планерного звена, во-вторых сержант запаса воздушно-десантных войск. И даже не известно, что первее. Скажет твёрдым голосом: «- Юноши, вы конечно поднялись, но старших надо уважать...» и все.
- Леш, ну ты же понимаешь, утро, сборы, всем все надо. Не заводись.
Паша достал из под кровати парашют, барограф, аккумулятор - набор главных вещей планериста. В этот момент дверь открылась, в домик зашёл Саня.
- Я вас приветствую, люди неба!
Паша пожал Сане руку.
- Привет, привет!
Лёша как раз доставал из шкафа свою парашютную сумку. Сумка за что-то зацепилась, Лёша вдруг резко рванул, из шкафа полетела труха, звякнул об пол гвоздь.
- Нет, ну блин, Паш, я сколько раз говорил это убрать?!
Когда-то Паша забил этот гвоздь в углу шкафчика «для чистой одежды», но идея себя не оправдала. В другой раз они бы над этим посмеялись, но сегодня Лёша злился. Ещё и Саня не в попад рассмеялся:
- Да, жестко ты его!
Лёша, рассматривавший новую дырку в латанной-перелатанной сумке, обернулся:
- Так, а ты чего сюда явился?! Не помогаешь, так свали, не мешай...
Саня отстранившись назад посмотрел Лешу, потом на Пашу. Паша пожал плечами, взял с кроватей барографы свой и Лешин, вручил их Сане.
- Сань, будь другом... - кивнул на Лешу в смысле «сам видишь, не до тебя». - Сходи, закопти нам барографы. Пожалуйста!
Саня взял барографы и вышел.
Лёша разложил на кровати все, что должно было влезть в парашютную сумку, а потом быть разложено-распихано по планеру: карта, парашют, куртка, бутылка с водой, банка консервов, шоколадка, фотоаппарат...
- Сапоги блин не влезут...
- Лех, ну на фига тебе сапоги, жара на дворе?
- Ты, Паш, видно на площадках мало сидел, забыл, какая роса по утрам? - Лёша бросил сапоги на пол, пнул их ногой под кровать.
- Леш, ну ты чего кипятишься? - тихо спросил Паша. Ему совсем не нравилось Лешино настроение. - Чего ты?
Лёша свернул куртку, сунул ее вниз сумки. Хоть на улице днём было очень даже тепло, но правда была в том, что площадки могли быть всякие.
- Да достали все! Этот дай, тот помоги. Этот ещё шутник пришёл... - он кивнул на Санину сумку возле двери.
- Ну посмеялся да и ладно.
- Не ладно, а пусть идёт и помогает. Мы же на пятьсот идём, когда ещё дадут слетать? - Лёша замолчал, видимо думая сказать или нет, но потом добавил. - И Настя ещё вчера обещала приехать, но так и нет...
Паша улыбнулся, раз так то волнения все же больше не из-за полёта.
- Ну вот, а ты говоришь достали какие то там «пятьсот кэ-мэ»!
- Ты бы помолчал, Ромэо...
Паша достал из своей тумбочки пластиковую бутылку с длинной трубкой. Трубка нужна была что-бы пить воду в кабине планера, где бутылку не поднять над головой. Воды там почти не было - позавчерашнее упражнение, «маршрут двести пятьдесят километров», тоже дался им не легко. Лёша рядом поставил свою, тоже пустую.
- Как прийдет это юное дарование, то пусть ещё и водички нам принесёт...
- Леш, может хорош его строить, ему тут ещё потом целый день с судьями бегать?!
- Он младше нас, в чемпионате не учавствует, так что пусть шуршит...
- На год моложе, что с того?
Это был их частый спор. На устройстве «кто старше, тот и прав» в авиации конечно много чего держалось, но все же Паша не любил «припахивать молодёжь». Раньше и их самих так же «нагружали» старшие спортсмены, далеко не всегда это было весело и приятно. Сейчас из категории «пионеров» они уже выросли, но Паша помнил начало.
Саня как раз зашёл, поставил барографы на тумбочку. Лёша взял свой, придирчиво заглянул внутрь, на бумажную ленту, которую коптили над керосиновой лампой. Потом в полёте заводной механизм будет потихоньку вращать барабан, игла, связанная с барометрической коробкой, процарапает на копоти фактическую высоту полёта планера - вот такое «объективное средство контроля» и «чёрный ящик» заодно.
- Ты там точно все закоптил, поставил, проблем с барограммой потом не будет?
- Лех, как для себя! Я ж понимаю...
- Вот, раз понимаешь, то сгоняй ка ещё нам за водой.
Саша выразительно посмотрел на Пашу: «Если бы не ты, то послал бы я Лешу далеко-далеко...». Но ответил шуткой:
- Тело, явившееся на аэродром, да будет построено...
Ушел, не довольно размахивая бутылками...

Паша улыбнулся вслед. С Саней они тоже дружили, да и Лёша на самом деле к нему нормально относился, просто день такой. Ещё хорошо, что Саша понимает и не демонстрирует характер. А характер у него был серьёзный, можно не сомневаться. Вспомнилось, как год назад они с Саней летали вместе на «Бланике». Бензина было мало, что бы сэкономить подъемы самолетов, начальство начало выпускать спортсменов поопытнее летать вдвоём, вроде как «старшие делятся опытом с младшими». С Саней правда Паше делиться было особо не чем, тот хоть был и на год младше, но летал не хуже него. Но вообщем в тот день Паша был в задней кабине, Саша в передней. Полетали они хорошо, свои три с лишним часа в районе аэродрома «напарили», но чего-то настроение у Паши было неважное какое то - сессия в институте шла, с Леной «дружба» опять таки... Как то вдруг плохое настроение вылилось в желание «похулиганить». Задание они уже заканчивали, семьсот метров высоты, почти над аэродромом...
- Саш, дай ка я возьму... - Паша толкнул ручку «Бланика» от себя, скорость пошла рости, воздух загудел по обшивке. Потом ручку резко на себя - горизонт резко уходит вниз, под нос планера, перед тобой остаётся лишь небо. Паша добрал ручку на себя, небо оказалось под ними, земля над ними. Любимое ощущение - перегрузка тебя то прижимает к сиденью и парашюту, поэтому кажется, что это не ты вверх ногами, а планета Земля над тобой.
- Паш, сейчас эр-пэ увидит, нам потом уши надерет!
- Сань, дай оторваться...
Паше из задней кабины пилотаж крутить ещё не приходилось, и вдруг понравилось - сидишь ближе к центру тяжести, перегрузка не так давит, перед тобой ещё длинный нос планера и крыло сбоку - вращение видно хорошо. Поэтому сразу с вывода он потянул на вторую петлю. Вот она, синь неба любимая наваливается на тебя, а где-то там остаётся зелень земли. Как же это все красиво!
- Паш, хорош хулиганить, Степняк мог уже вернуться!
- Ой, да ладно!
Вывод, скорость растёт, воздух опять туго гудит. Ручку опять на себя, ещё петельку... В верхней точке голову задрать, посмотреть на планету Земля над пластиком фонаря кабины. Ручку ещё на себя добрать, планер становиться вертикально носом вниз. Саня из передней кабины:
- Паш, я взял!
Паша отпускает ручку. Та недолго стоит нейтрально, давая планеру еще разогнаться, потом резко идёт на себя - ещё петля!
- Сань, а как же эр-пэ?!
- Отгребать, так вместе...
Конечно же их акробатику над стартом заметили, в динамике радио раздался довольно таки грозный голос «Эр-Пэ» - руководителя полетов.
- Борт работает южнее старта, шестьсот метров, позывной?!
К их большому счастью РП недавно сменился и сейчас это был голос их инструктора, Вадима Михайловича Мельничука. Пока Саша в очередной раз переворачивал землю над ними, Паша поймал микрофон, назвал себя:
- «Двести-сороковой»...
Недлинная пауза, Паше даже представлять не надо было, что бы понять, что Мельничук сейчас заглянул в плановую таблицу полетов, что бы понять, по какому упражнению летает Паша, с кем, и вообще откуда такой уровень борзости? В плановой таблице они были записаны вместе с Сашей - его же Вадима Михайловича экипаж, и ещё и не самые плохие курсанты. Голос тут же смягчился:
- «Двести сорок», вы там это... повнимательней...
Видимо их пируэты увидел и ещё кто-то из друзей с воздуха, добавил по связи, громко и растянуто:
- Ху-ли-гананы!!!
Саша вывел планер из петли и с подворотом, давя скорость и высоту интерцепторами, пошёл вписываться ко второму развороту. Зеленое поле аэродрома разворачивалось под ними, принимая их домой. Настроение уже было отличное.

Едва Саня ушёл, как дверь опять открылась, теперь зашёл Вадим Михайлович, как раз лёгок на помине. Он был уже в полётной одежде - тельняшке далекого года выпуска и таких же штанах от «хэ-бэ».
- Привет, бойцы! Собираетесь?
Вопрос был не совсем в тему - Лёша кулаками уминал раздувшуюся от вещей сумку, Паша согнувшись вытаскивал из под кровати обрез веревки - фал, если понадобится планер тащить на площадке. Вадим Михайлович постоял, посмотрел на их сборы.
- Ладно, вы тут пакуйтесь. Паш, подойдёшь потом на предполётных, я тебе про тот район расскажу...
Он вышел, Лёша рывком затянул сумку.
- И ему тоже не чего делать...
В окно было видно, как Вадим Михайлыч не торопясь идёт к стоянке. Походка знакомая и дорогая вот уже пять лет. Потому что вот уже пять лет «Михалыч» - Пашин инструктор. Первый...

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
mick_k
Nov. 5th, 2018 05:57 pm (UTC)
Спасибо! А что это за шланг для заправки планера? Или я что то не понял?
flying_elk
Nov. 5th, 2018 07:47 pm (UTC)
Завтра будет продолжение, там все понятно станет.
br5s
Nov. 5th, 2018 07:40 pm (UTC)
Я не гуру , но на сколько мне известно - планера заправляют водой (до 200 литров) как балластом, который вероятно всего можно слить при необходимости.
Отличные рассказы, Спасибо огромное, талантливый человек - талантлив во всём )))
flying_elk
Nov. 5th, 2018 07:48 pm (UTC)
Br5s - Спасибо за объяснение, все так...
mick_k
Nov. 6th, 2018 06:12 am (UTC)
Спасибо, не знал)
Dmytry Borovyk
Nov. 5th, 2018 08:29 pm (UTC)
Отлично Олег, прям как будто на машине времени возвращаешься в тот период, когда читаешь
flying_elk
Nov. 6th, 2018 10:30 am (UTC)
Дим, вот уж точно, рад если тебе нравится. Сейчас дальше полетим ;-)
ilyalazarev
Nov. 6th, 2018 01:57 am (UTC)

Мастер слова

Sergii Buglak
Nov. 6th, 2018 08:58 am (UTC)
Кэп, отличный мемориз!
Как всегда интересно читать, вот про мертвую петлю на планере меня поразило, аж даже захотелось попробовать полетать на планере. Я хоть и обожаю самолеты, полеты и авиацию в целом, но вот с парашутом меня вообще как то не тянет прыгнуть, а вот про планер даже и не задумывался до этой записи! Дякую!
flying_elk
Nov. 7th, 2018 03:57 am (UTC)
Спасибо. Дали буде...
alexgavrilenko
Nov. 6th, 2018 09:57 am (UTC)
Супер!
Просто супер!
Как будто-бы сам переживаешь эти события - настолько живо написано!
Жду следующие части!
Андрей Покрищенко
Dec. 19th, 2018 01:34 am (UTC)
Да ностальгия)) про первую 200 помню как сейчас). Кто не знает это мы там втроем застряли над крайним поворотным.. это был первый такой маршрут на Бланиках для нас, да и до нас лет 5 такие маршруты не давали. Честно было страшновато первый раз над таким лесом в районе Спартака только помню было так низко что мог видеть отчетливо рельсы и шпалы над жд станцией)..
Но соревнования, я рискнул еще больше..и это действительно было чудо, метров наверное с 300 я нашел поток который усилился до 4 м/с в нем набрал до 1500 и это вечером после 17-30 в самом конце августа )..
Не мог я не сказать парням.. про поток тот, не хотел чтобы они на рельсы садились.. хотя если бы не сказал победил бы на соревнованиях своих первых).. приз был пересадка на Янтарь.. но в итоге я занял 3 место, отрыв был в несколько минут) пересел на Янтарь 125 и полетал на нем еще многие годы и прошел не одну сотню км. А парни стали крутыми командирами больших воздушных кораблей, но думаю тот полет хорошо помнят так же как и я. Всем привет! Помогайте друг другу. Небо одно на всех!)
ochimezzz
Dec. 26th, 2018 02:29 pm (UTC)
Здорово! Спасибо!
( 13 comments — Leave a comment )

Profile

flying_elk
flying_elk

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel