flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Categories:

Ан-32, перегон в Африку. День 1.

По перше у нас сьогодні День Незалежності. Зі Святом, моя Україна! Все буде добре!!!
🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦🇺🇦

Во-вторых такое: мне некоторое время назад заметили, что в профессиональных постах о авиации сейчас скучно и сложно получается. Я знаю. Сейчас у нас лётная работа такая, много, сложно, и не очень много кайфа. В смысле удовольствие и удовлетворение от работы то есть конечно, но веселых приключений в процессе не много. Да и не хочется особо, тут бы из А в Б спокойно и плавно. Поэтому за историями о "приключениях" то это в Африку.

И ещё одно. Уже когда дописал и собрался постить, то понял, что длинно получилось. Предупреждаю честно: LONG READ! Не знаю как кому, но мне кажется без мелких деталей потеряется суть и ощущение обстановки.
Ну а теперь полетели. Ан-32 из Кишинева в Кению перегоним?! Погнали...



Кто там у нас по перегонке самолётов спец? Правильно, Пашка ;-) Кто помнит, то хорошо, а кто не помнит, то я в конце бонусом объясню. Но вообщем о нем то я очередную историю и "придумаю".

Для начала обстановка....
Паша, Паша... Рановато ты перья распустил, рановато! Крылья ещё только расти начинали. Отработал неплохо ту, первую, командировку в Африке, вернулся домой, полетал вторым пилотом на том же Ан-28 в аэроклубе и авиакомпании при нем. И решил, что все, с налетом 750 часов он уже готовый командир самолёта Ан-28. Сейчас ещё раз в Африку слетаю, в командиры введусь, денег подзаработаю, жизнь удалась!
Да, женился ещё, Жена, красавица и умница, верила и дождалась. Они то познакомились пока Паша ещё техником был, потом она ждала его из первой Африки и теперь переживала все резкие виражи летчиской судьбы. Надо опять в Африку? Ну что делать, лети... Только не забудь, у нас через семь месяцев в семье первое пополнение и ремонт в квартире надо доделать.
Первой ошибкой Пашки была излишняя самоуверенность, когда он решил, что Ан-28 он уже "полностью изучил и освоил". Командир-Инструктор у Паши на эту командировку был очень хороший пилот и Человек, но в Африке он до этого не работал, а это оказалось очень много значит. Дальше ошиблись они, когда подписали контракт на абсолютно кабальных условиях - оплата только за налёт по факту, им пообещали, что «летать сразу и много будете». А потом в Африке, куда они работать прилетели, против слишком много сложились. Пашке не очень нравилось техническое состояние самолёта перед прошлой командировкой, когда из Киева вылетали?! В это раз им уже на месте, в Кении, пришлось принимать самолёт ... с пулевой пробоиной в борту. Прямо под командирским левым стеклом. В Конго до этого самолётик полетал, стреляли... Да и остальное по матчасти - самолёт отработал в Африке уже до этого пару лет, движки еле тянут, винты побиты, приборы не все работают.
Но самым неприятным оказалось то, что Паша то по молодости думал, что все пилоты друг другу друзья и прямо братья, но столкнулись они с совсем другим. Их «главным начальником» на точке было такое маленькое и злое... И доставалось им много нехорошего на голову. Полтора месяца "главное" рассказывало им, что они совсем летать не умеют, потом сбрасывало "с барского плеча" рейс в неделю, и почему-то сразу по сложным аэродромам. В итоге очередной оч-ч-чень мягкий аэродром, Пашин недосмотр, отказ матчасти (Паша до сих пор не знает, что же было первое) и ... все живы, но самолет надо вытаскивать из кустов за полосой и слегка ремонтировать...
Пару месяцев нервов и скитаний по Кении. Погоны пилота спрятаны в дальний угол сумки. Комбенизоны просолены рабочим потом, руки в черной смазке и сбиты об острое железо. Ремонт самолёта таки упёрся в разрешение завода и торги с хозяином фирмы, а это долго и нудно.
Да, к ним ещё приезжала "аварийная комиссия". "Началось "серьезное расследование": - Экипаж, а как вы оказались где-то в кустах посреди Южного Судана, если у вас в списке аэродромов для Судана в сертификате эксплуатанта авиакомпании записан только аэродром Хартум? - Это для Ан-28?! - Да. - Серьёзно?! - Да. - Знаете, уважаемый председатель комиссии, а идите ка вы на ... далеко-далеко... В смысле задайте эти вопросы нашему начальству, и с ними то и разбирайтесь...

Все это на фоне жизни в непонятно каких квартирах по Найроби и 100$ на троих на питание в неделю. Если их прислать из Киева не забыли. На рынке в Найроби оказывается можно сторговаться дёшево за килограмм картошки, хотя белый цвет кожи торгующегося человека этому не способствует.

Конечно там были и хорошие Люди. Молдавский экипаж Ан-32, просто ребята из соседней компании, позвавшие их к себе праздновать Новый Год.
- Мужики, мы к вам с пустыми руками, реально не чего принести!
- Так, налили и забыли обо всем! Это Африка, тут у всех по всякому бывает...

Поремонтриовав самолёт, потом подождав месяц непонятно чего, в конце концов разругавшись со своей компанией, Паша пошёл по соседним авиакомпаниям прямо там, в Найроби. Там поговорили, там пообещали, но вобщем ни чего конкретного.
В итоге через три с половиной месяца Паша прилетел домой. На дворе февраль. В кармане только 50$ - все что получилось заработать. Правда в руках букет тюльпанов - летели через Амстердам...
- Здравствуй, Любимая! Это тебе!
Жена с заметно округлившимся животиком. Все приключения ей Паша рассказывать не стал, может быть когда-то потом. Но Жена ещё раз Молодец, сама сделала свой вывод: "Пожили в достатке, переживем и недостаток..."
Ремонт квартиры правда застрял на половине пути, в одной комнате можно жить, а в другой стройка.
Что бы было понятней - на дворе начало 2000-ых, обычная семья. Родственники умереть с голоду конечно не дадут, но лишних денег у них нет. Думай, Паша, думай...

"Тук-тук" по знакомым авиакомпаниям. Работа в авиации - она такая странная штука, когда ее надо, то ее ... всегда нет. Долгие звонки по знакомым и не очень авиакомпаниям: "-Паш, а ты когда от нас уходил, то чем думал??? Есть у нас пилот на твоём месте, ты же сам его в курс дела вводил, пока другой не нужен", "-Ой, извините, не нужны пилоты, уже набрали...", "Позвоните через пару месяцев, может к лету что-то откроется..."

Немного выручил Пашку Друг, тоже такой же молодой пилот. Год с лишним назад у Паши ещё были деньги с прошлой Африки, а Друг как раз оказался без работы и денег. Паша сам уговорил его на переучивание на другой тип самолёта и денег под это одолжил. И вот сейчас Друг вдруг позвонил и предложил долг отдать. Это выручило семейный бюджет на пару месяцев.

Дома после Африки неплохо, семья, друзья. Пару недель можно провести и по гостям походив. Но дальше надо что-то делать.
Момент, который сильно запал в душу: Киев, вечер, зима. Идут они с женой по центру города, гуляют. К тому времени Украина из кризиса 90-ых начала выбираться, магазины красивые открылись, там все блестит и светиться. И тяжелое чувство, что даже для твоего любимого человека ты не можешь позволить хоть чуть чуть радости. Сильно вспоминался Ремарк и "Три товарища"...
Был момент, когда Паша уже начал думать что если с лётной работой не получится, то прийдется заняться ещё чем нибудь. Только вот вопрос чем, если с двенадцати лет ты умеешь главным образом как в анекдоте: "Умею летать... А ещё умею не летать...Но лучше летать."

Но был и ещё один вариант, на который очень хотелось надеяться. Как раз перед вылетом из Найроби Паша встретил менеджера, который был одним из цепочки посредников, когда он работал в первой командировке. Степан, назовём его так, из Москвы, еще молодой по менеджерским меркам, но уже несколько лет в серьёзных авиабизнесах.

Знаю, что долго, но надеюсь не скучно, и прийдется рассказать как становятся менеджерами в авиации. Степан был из очень авиационной семьи, и Отец очень серьёзно летал и даже Бабушка в Великую Отечественную "Ночной Ведьмой" была, в смысле на ночном бомбардировщике По-2 воевала. Но сам Степан в авиацию не собирался, видел, как все разваливалось там в начале 90-ых. Закончил хороший университет по финансам и менеджменту и думал в какой бизнес податься. Но однажды Отец попросил помочь последить за ремонтом самолёта в Найроби, Степан полетел туда на неделю и в итоге так в Африке и остался. По сравнению с другими менеджерами, по крайней мере в те годы в "нашей" авиации в Африке, где к сожалению менеджеры отличались обычно жадностью и жизнью одним днём, Степан работал по-другому - не экономя на мелочах, с хорошим планированием на длинное время, с пониманием, что если хочешь чего-то получить завтра, то сегодня в это надо хорошо вложиться. И ещё и гораздо более дружелюбно с экипажами - он уже тогда пытался сформировать "команду", в то время как многие фирмы работали по глупому принципу "у нас тут очередь желающих стоит, одни уйдут, другие прийдут". Паше все это очень понравилось, поэтому он был рад и просто посидеть и пообщаться. В конце разговора, за рюмкой хорошего коньяка, Степан между делом сказал, что у него готовится на работу Ан-32 и там вроде как нужен второй пилот. И если Паше это интересно, то он может спросить командира насчет его кандидатуры.
- А кто командир то?
- Н..в Александр Владимирович, ты ж его знаешь, вы рядом работали.
- Степ, с ним я готов хоть на Луну без скафандра. А если ещё и на Ан-32...
- Я поговорю.

Самолет Ан-32 был Пашиной мечтой ещё с детства. Для начала его дом в Киеве был не далеко от Киевского авиазавода, где эти самолёты выпускали. А аэродром Жуляны, куда они потом часто прилетали, был ещё ближе. И соответственно Паша их видел и слышал с самого детства. Потом много где Паша слышал хорошие отзывы о "тридцать втором", как его называли между собой "спецы" - надёжный самолёт для трудных условий. И вот в первой Африке, когда они прилетели на свою базу работать, то оказалось, что их сосед по стоянке как раз таки "тридцать второй". И ещё и с отличным экипажем. Поначалу Паша провёл в их кабине много времени на стоянке, пока самолёты обслуживали и грузили. Потом однажды в свой выходной попросился с ними слетать. К его счастью Командир, Александр Владимирович, легко согласился. И еще и вторым в том экипаже был в возрасте и уже налетавшийся пилот. Как только Паша оказался в кабине, то он тут же спросил: "Ты ж наверное и полетать хочешь?" Пашу долго уговаривать не пришлось. В итоге Паша понаслаждался полётами на Ан-32 далеко не один раз. Потом была вторая Африка, та, не удачная, но соседями были опять "тридцать вторые", и Паша опять не упустил шансов "подлетнуть". Ему нравилось в Ан-32 все - и формы, и мощность движков, и кабина с автопилотом, локатором и даже штурманом и... и... и... И вообщем одна только мысль о возможности работы на этом прекрасном самолёте вызывала у Паши полный восторг. И наверное, если сильно и правильно мечтать, то мечты таки сбываются. Но не так быстро.

Тогда с момента Пашиного прилёта из Африки уже с месяц прошло. В первые пару дней надежда на вариант Степана была очень реальной, но дни шли, а новостей не было. На тот момент в бывшем Союзе лётного состава на отечественную технику ещё вроде как было хватало и поэтому позитивный настрой быстро сменился мыслями «кто там особо будет его, безработного второго пилота, да и как с оказалось с все ещё маленьким опытом, куда вызывать...»
Но вот однажды светлым мартовским утром на кухне зазвонил телефон. Да, надо понимать, мобильников у них тогда ещё не было, персональных компьютеров тоже, про интернет с е-мейлом Паша только начал узнавать, поэтому такой звонок и вовремя был сам по себе маленьким чудом. В трубке далёкий голос Степана:
- Привет, ну что, отдохнул? Я с Владимирычем поговорил, он тебе большой привет передаёт! И он тебя готов взять вторым пилотом. Сказал, что тебе надо на Ан-32 переучится и через пару недель быть готовым.
- Степан, я рад, но ... переучится на Ан-32, да за пару недель...
- Паш, я в ваших летчиских делах не сильно понимаю, так что ты давай там подумай и пошевелись. До связи!

Переучится за пару недель на Ан-32 - хорошая задача! Денег у Паши нет, срок поджимает. Но "если нельзя, но очень хочется, то ... можно...".
Главную книгу для пилота на отечественном самолёте - РЛЭ - руководство по лётной эксплуатации, подарила Паше ... Жена. Она когда-то работала в библиотеке большого авиационного университета и там случайно нашлась лишняя копия. По традициям отечественной авиации Паша тут же начал "учить руководство" и писать большой конспект.
Далее Паша подумал, полистал свои документы. На чем он выпускался официально из Кировограде? На Ан-26! И потом немного получилось на нем полетать. Крайний полет ... ура! пока были деньги с первой Африки, то Паша не поскупился потратить их в том числе на том что-бы пройти тренажёр и слетать у знакомых в авиакомпании периодическую проверку для поддержания типа. И вот теперь получилось, что с той проверки у него ещё меньше года - значит на Ан-26 он в принципе "активен". При чем здесь Ан-26 и Ан-32 спросите вы? Дело в том, что замечательный самолёт Ан-32 был в своё время создан как раз на базе Ан-26. И соответственно по документам, для пилотов, кто летает на Ан-26, курс переучивания на Ан-32 гораздо короче.
Паша пошёл в один учебный центр - там оказалось все сложно: надо группу ждать, пока желающих мало... Или платить самому за всех - в той ситуации для Паши это не работало. К счастью в другом учебном центре все было проще, как и в принципе везде в бывшем МАП (министерство авиапромышленности) - если готовы самостоятельно с самоподготовками и сдачей зачетов, то вперёд. С теорией таким образом удалось все решить в течении недели.

Дальше по стандартному плану переучивания пилоту положен тренажёр. Проблема решилась тем, что для Ан-32 тренажёров не существует в принципе. Его должна была заменить лётная тренировка. И вот тут Паша сильно застрял. Попытка пойти совсем официальным путём и эту тренировку организовать уперлась в нереальную для Паши сумму денег "аренда самолёта - экипажа - аэродрома, плюс топливо". Паша пытался какие-то варианты найти, но никак. Пришлось перезвонить Степану:
- Степан, привет! Теорию я прошёл, но с отлетом решить не могу.
- Паш, придумай что-то! Владимирыч то инструктор у меня в компании, чему надо он тебя на месте доучит и докатает. Но для старта мне надо будет тебе валидировать пилотское в местном департаменте. А там тебе нужен допуск вторым пилотом на Ан-32...

Вот елки-палки! Что делать?! Оставался у Паши один вариант, "звонок Другу". Константин Владимирович Я...й. Первый раз они встретились в первый день Пашиных полётов в аэроклубе, когда высокий дядька в пятнистом комбенизоне радостно поприветствовал их, молодых, а потом много раз "таскал" их на буксире за "Вильгой". Потом Паша учился в университете, Константин Владимирович стал директором небольшой авиакомпании с кучей разных самолётов. И главное он был известен тем, что даже в те, непростые годы, старался помочь молодым пилотам с практикой, работой и так далее.
- Константин Владимирович, день добрый, это Павел, аэроклуб, потом институт, помните?
- Курсант, привет! Я своих ребят всегда помню, это ты меня что-то забывать стал, не звонишь, не заходишь. Как твои дела?
Паша коротко рассказал о своих делах и проблемах.
- Паш, зайди сегодня в офис где-то под вечер, посмотрим, что можно сделать.
Офис у той фирмы был как раз в одном из корпусов университета, который заканчивал Паша. Было странно опять в том же месте, с которым у Паши пять лет было столько связанно, но теперь спустя некоторое время и в совсем качестве.
Тем не менее офис Константина Владимировича был все там же и там мало что изменилось. К вечеру тут было пусто, его сотрудники уже разошлись, только сигаретный дым витал облаками. Директор сидел за большим столом с компьютером, пару красивых фотографий Антонов на стене.
- Привет, курсант! Авиация мир маленький, так что я наслышан о твоих полётах, но давай рассказывай все подробно!
Паша порасказывал про работу на Ан-28, хорошую и плохую. В конце дошли до причины, которая привела его сюда - допуск на Ан-32.
- Паш, подожди, так ты же у меня на Ан-26 ввод проходил? И только сказал, что на Ан-32 уже летал?
- Ну да, уже много раз. Только тот налёт без переучивания записать было невозможно, а теперь, когда надо для записи полетать, так не на чем.
- Прямо как в аэроклубе, когда мы квадратное катали, а круглое носили, да?!
- Это точно...
- Что я тебе скажу? Раз у тебя теория есть и ты уже на нем летал, то я тебе помогу. У меня Ан-32 где-то в компании числиться. Он тоже в Африке конечно, но будем считать, что вы таки встретились. Пилотское с тобой? Держи печать и бланки, давай пишем тренировку...
За час они сделали всю положенную бумажную работу: бланк задания на тренировку на тренажи в кабине, потом полеты, приказы по компаний. В завершении Константин Владимирович записал в Пашином свидетельстве пилота "Второй пилот Ан-32, допущен приказом по авиакомпании "Авиа...", штампанул это все печатью.
- Ну что, курсант, с тебя причитается!
- Так у меня есть!
Паша сильно рассчитывал на такой вариант, поэтому даже благодарность приготовил заранее - купил бутылку хорошего коньяка.
- Паш, вот это я понимаю, соблюдение авиационных традиций! Собирай бумаги и садись.
Где-то из ящиков директорского стола появилось пару рюмок, какие то печеньки на закуску...

Через час с лишним Паша вышел из офиса. На душе было хорошо от законченного дела и тепло от коньяка. И разговоров о полётах после. А на улице уже было темно и шёл снег. Паша остановился, вдыхал холодный Киевский воздух, смотрел, как в свете фонаря кружатся снежинки. И вдруг понял, что по этому всему он уже опять скучает, потому что Африка была теперь уже совсем скоро и близко.

Что бы было снять возникающие у многих всякие правильные вопросы, то сразу сделаю примечание. Естественно с позиций дня сегодняшнего то это не хорошо заниматься такими делами с документами. Излишний разгул демократии в 90-ых и бардак в подготовке персонала в итоге не раз приводил к печальным последствиям в авиации во всех пост-советских странах. И конечно же переучивание на новый тип должно быть нормальным - ни авиакомпания, ни сам пилот не должен и не может на этом экономить. И отчасти поэтому в итоге в наше время "гайки закрутили", иногда даже сверх меры. Но вообщем тогда так приходилось выкручиваться многим, и Пашин случай был ещё далеко не самым крамольным.

Константин Владимирович Я...й. Паша после той встречи опять залетался и закрутился. Авиационный мир действительно маленький, периодически Паша встречал в разных аэропортах самолёты его компании, слышал о самом Директоре. Все собирался позвонить и сказать ещё раз "Спасибо!". Нельзя такие дела слишком на долго откладывать. Пару лет назад спросил у их общего товарища о Директоре. И услышал страшное: - Нет его больше, рак...
Поэтому остаётся только помнить Человека, летчика и директора, кто просто помогал курсантам.

Следующим утром звонок Степану:
- Переучивание закончил, готов!
- Вот теперь молодец, жди...

Буквально тем же вечером позвонил Командир:
- Павел, привет! Степан мне уже доложил, молодец, что справился. Вылет где-то через неделю, сейчас крайние приготовления идут и бумаги оформляем. Дальше слушай внимательно! Самолёт стоит в Кишиневе. Я там по всяким сложным причинам появиться не могу. Самолёт ты погонишь с моим товарищем, Лёней. Для тебя он конечно Леонид Александрович. Он хороший пилот, но сейчас он ещё и большой начальник в авиации Молдовы и на Ан-32 он летает редко. Остальной экипаж у вас будет сборный. Поэтому я очень тебя прошу - следи за всем там внимательно. Тут на месте мы уже с тобой будем спокойно работать, но на перелёте я на тебя очень рассчитываю.
- Понял, Александр Владимирович. - в душе у Паши шевельнулись воспоминания о трудностях на его прошлом перелёте в Африку на Ан-28. - А хоть какой маршрут у нас, что бы я подготовился?
- Там Степан решает, он тебе за пару дней до полёта все расскажет, успеешь...

Неделя завертелась в предотлетных сборах и заботах. Паша конечно же почитывал Руководство Ан-32. Проблема была в том, что наши книжки по самолётам были написаны не очень разумно - информации вроде как много, но реальная ее полезность очень мала. Пилоту предстоит перелёт на малоизвестном типе с непонятным экипажем, а в РЛЭ нет как таковой технологии работы экипажа, зато указаны марки генераторов электроэнергии. Но вобщем как мог, так и готовился. И наступил день, Степан позвонил:
- Паш, привет, ты дождался! Завтра днём прыгаешь в рейс на Кишинёв и летишь сюда. И сразу пойдём на Африку!
- Степан, отлично, так а подготовится?! Я ж до завтра уже ничего не успею? Куда летим то???
- Ой, Паш, не переживай! Это ж Ан-32, у тебя теперь штурман будет, вы в процессе разберётесь. Сегодня жену обними покрепче, а завтра встретимся все решим!
Остаток дня пронёсся во всяких последнеминутных хлопотах. Спать легли поздно, проснулись рано. Паша спешно накидал в сумку вещей, пару книжек - чего там мужику надо на несколько месяцев. И как бы время не тянулось или бежало, но пришла минута расставаться. Жена провожала его в аэропорту, держала руку на животике, потому что доця там тоже начала волноваться, зашевелилась. Как раз потеплело, снег наконец сошёл, солнышко светит, первая травка из земли полезла - красота! А тебе надо развернуться от всего этого и на несколько месяцев уйти на работу. В автобусе от терминала до самолёта Паша стоял лицом в стекло и глотал слезы.

Трудяга Ан-24 донёс его за час из Борисполя до Кишинева. В полёте случилось приятное - Паша прочитал фамилию на пропуске бортпроводницы, она была очень знакомой. Спросил - оказалась Мама одного из коллег, с которым были знакомы по первой Африке. Она пораспрашивала, распереживалась, остаток полёта по-матерински раззаботилась о Паше, все подливая ему лимонад, принеся второй ланчбокс и насыпав горку карамелек на поднос. Это сильно подняло настроение. Мамы наши, они всегда поддержат и помогут...

В Кишинёве Степан ждал его сразу на выходе.
- Привет, Паш. Рад тебя видеть!
- А как я рад тебя видеть!!!
- Ну вот и здорово! Ну что, готов-поехали?
- Готов, только скажи куда едем то?
- Я тебя закину в как это у вас называется, штурманская? - О модном нынче слове "брифинг" тогда в отечественной авиации ещё не знали. - Там тебя уже ждёт штурман, Петр Петрович. Вы с ним готовитесь часок, я сейчас закрою крайние вопросы с разрешением на вылет, командир подъедет и полетим. Техники с бортинженером на самолёте уже, так что все на мази...
В Кишиневе уже очень даже вечерело, где-то на ходу Паша задал заволновавший его вопрос:
- Степан, так а ночевать то мы где планируем?
Ответ был в стиле Степана, привыкшего решать задачи быстро:
- Паш, ночевать завтра уже в Локичоках будем. Три перелёта по четыре часа, и мы уже там!
Паша только хмыкнул. В Ан-24 под гул винтов он таки успел подремать минут десять, но после вчерашнего недосыпа и беготни со сборами, и теперь от перспективы длинной работы впереди, стало немного не по себе. Но что делать, упремся и прорвёмся.

Зашли в штурманскую, встретились со штурманом.
- Павел, здравствуйте, вы у нас вторым пилотом будете?
- Ну да...
- А я штурман, Петр Петрович. Я тут к полёту готовлюсь, вот только чего-то не могу ЖПС включить, вы не знаете как?

Здесь прийдется сделать опять отступление в стиле "посвящается людям". Авиация это о технике и сложных науках? Да, но в первую очередь авиация это все таки люди. И они таки бывают у нас разные. На тот момент Паша летал уже лет семь, у него как то сложилось представление, что все в авиации люди по человечески бывают разные, хорошие и плохие, но хотя бы спецы в своём деле или очень такими стараются быть. Штурман же, назовём его Петром Петровичем, а можно и просто "дядь Петя", как они потом его называли, был примером обратным - человек он очень хороший, но вот со специальностью ... не сложилось. Особенно это удивительно было для штурмана, ибо в отечественной авиации они всегда были "белая кость", обычно очень крутые спецы и в своей работе и вокруг неё. Когда-то потом уже, за рюмкой крепкого напитка, Петр Петрович рассказал свою не очень веселую историю, как летал он штурманом на Ан-26 в отряде при каком-то большом авиазаводе, потом Союз развалился, самолёты продали в Африку, и он остался без работы. Несколько лет просидел дежурным штурманом в диспетчерской, но там зарплату платили маленькую и нерегулярно, поэтому чем только не приходилось подрабатывать. Потом вдруг судьба повернулась в хорошую сторону - его авиаотряд взял самолёты Як-42 и сдал их в аренду в Иран, и там потребовались штурмана, помогать пилотам, и он оказался вновь на лётной работе. А потом уже, через знакомых, он вдруг попал в экипаж Ан-32. Как человек переживший трудные времена, дядя Петя был очень душевным слушателем, добряком и советчиком, только вот рабочий настрой у него видимо то чувство невостребованности сильно подломило.

Но с этим Паша разобрался позже. Тогда Петр Петрович отшутился, что у него раньше ЖПС-ка другой системы была и они сели за подготовку. Маршрут предстоял следующий: Кишинёв - Александрия (Египет) - Хартум (Судан) - Локичокио (Кения). С вылетом из Кишинева было все более менее понятно, забили маршрут в ЖПС-ку, написали флайтплан. Про Александрию ни Паша ни Петр Петрович даже не слышали до этого дня. Дядь Петя предложил "вот когда долетим то тогда и разберёмся...", Паша решил, что уж опытный то штурман знает, что делает. Дальше они сидели и пили чай с Кишиневским дежурным штурманом и болтали на всякие жизненные темы.
Где-то через час в штурманскую зашёл таки Степан, уже с сумкой, и с ним Командир. Представился по имени-отчеству, пожал руки, заглянул в план полёта.
- Ну чего, мужики, если вы тут уже подготовились, то времени терять не будем, поехали?
Степан радостно подхватил:
- Точно, хватит тут чаевничать, работа ждёт!
В перроном автобусе по дороге на самолёт Командир подсел к Паше поближе:
- Павел, рассказывай где и на чем летал?
Паша коротко изложил свою авиационную биографию.
- Аэроклуб говоришь? Это хорошо! Ты на Ан-32 где переучивался и летал?!
- В Киеве, на заводе... А летал с Владимировичем по Судану. Ещё раньше...
- Паш, что там у тебя с документами я проверять не буду, это потом у Саши со Степой пусть головы болят. Саша мне сказал, что ты с ним летал, а ему я верю. Я просто хочу предупредить, что я на Ан-24 когда-то много налетал, а на Ан-32 сам год назад переучился и летаю на нем редко, все больше на "Тушке" и по кабинетам сижу. Поэтому я сегодня очень рассчитываю на твою помощь и советы, если чего. Да, и надеюсь ты возражать не будешь, если я попилотирую? Ты там ещё налетаешься...
- Понял, Командир!

Подъехали к самолёту на дальней стоянке. К Пашиной радости там первым их встретил Жора - техник самолета, который работал на Ан-32 и тогда, когда он летал с экипажем Александра Владимировича. Они тогда вместе много и работали и жили рядом, поэтому сейчас обрадовались друг другу как свои.
- Паша, я Владимировичу о тебе ещё два года назад говорить начал, наконец получилось!
- Спасибо, Жор, теперь поработаем. Самолёт то в порядке?
- Паш, ты ж меня знаешь! Как в лучших домах Парижа. Подкрасить бы его ещё, но это уже там...
Даже в наступавших сумерках Паша уже успел заметить странный вид самолета - верх вроде как экс-Советский - белый с синей полосой, но низ был помалёван странного оттенка краской. Пока Паша с Жорой здоровались, то Командир уже успел обойти самолёт, удивился тоже:
- Жор, а чего у нас низ такой интересный?
- Так это ещё когда мы с Сашей на нем в Киншасе в девяносто восьмом работали и там стрелять начали, то пришлось закамуфлироваться. Долетим до Африки, там перекрасимся. В остальном самолёт в порядке, прошу на борт!
Паша помнил ещё с прошлого раза, что Жора к своему самолету относился как к личному имуществу, поэтому не удивился.
Внутри самолета таможня-граница, документы, осмотры. Тут то Паша почувствовал как хорошо летать с менеджером в экипаже - бумагами и разговорами занимался Степан, он же мог спокойно пойти в кабину, сесть в своё кресло и начать там обустраиваться. Приятный сюрприз - над приборной доской второго пилота закреплена ещё одна GPS-ка. Паша ещё раз подумал, что наконец то он в правильной компании, где на оборудовании для своих самолётов он не экономят. Правда оказалось, что с такой моделью Паша не работал, но понажимал на кнопки пару минут и с основными функциями стало что-то понятно.
В левом кресле устраивался Леонид Александрович. Спокойно и серьёзно устраивался, все как должно быть. Подвинул кресло, пристегнулся ремнём, прошелся взглядом по переключателям и приборам со своей стороны, потом ещё посидел молча, рукой переводя от одного управления к другому, видимо что-то повторяя по действиям в полёте. И потом сделал очень большое и важное дело - просто посмотрел на Пашу и улыбнулся. Это очень важно, когда Командир, а особенно большой начальник просто улыбается своему экипажу. И, к сожалению, многие об этом до сих пор забывают.
- Готов?
Паша ещё забивал точки маршрута в свою GPS-ку, но ответил утвердительно.
- Тут ещё пару точек забить, но то уже мелочи, по дороге сделаем...
Сзади как раз послышалось долгожданное от пограничников-таможни: «борт оформлен, добро на вылет...». Таможенник протопал вниз по лесенке, тут же радостный голос Степана:
- Мужики, закрываемся и валим отсюда!
Лязг убираемой в салон лестницы, закрылась дверь, отделив их от аэродромных шумов. Между пилотами на своё место уселся ещё один член экипажа, бортинженер Виктор. Паша с ним успел познакомится только мельком, заходя в самолёт. Теперь стало понятно, что Витя работает быстро - впрыгнул в кресло, клацнул замком ремня, надел наушники.
- Командир, я готов!
Леонид Владимирович ответил наоборот очень спокойно:
- Готов? Хорошо! Экипаж, все готовы?
Штурман и Паша по очереди отозвались.
- Ну тогда запрашиваемся.
Тут возникла первая небольшая заминка: Паша был уверен, что связь поведёт штурман. Петр Петрович же почему-то молчал. Командир оглянулся:
- Ну так чего, запрашивать будем?
Штурман резко выступил:
- Согласно технологии работы экипажа связь на взлёте-посадке ведёт второй пилот.
Паша про себя ругнулся - как готовились, то «Паша помоги», а как работать, то по технологии. Но ладно - работать, так работать. Хотя до связи дело так быстро не дошло, возник вопрос:
- Петр Петрович, так а у нас какой позывной?
- А я не знаю.
Командир обернулся к штурману:
- Так а в плане вы что писали?
- А я его отдал диспетчеру...
- Ну да. Ладно, давайте бортовым номером работать. Его то хоть кто-то знает?
Экипаж молча переглянулся. Вот как бывает - все по разу самолёт обошли, но цифры на фюзеляже не запомнили.
- Степан! Жора! - в проеме двери кабины появилась Жоркина голова. - Жор, вы на борту какой номер писали?
- А я фиг его знаю, мне чего Степан дал, то я и намалевал.
Степан: - Ой, у меня где-то в бумагах...
Паша сориентировался: кресло назад, ремень расстегнуть.
- Вить, выпусти! Жор, открывай дверь, сбегаю, посмотрю...
Техник, выпускавший их со стоянки, наверное немало удивился такому цирку, когда из полностью готового и закрытого самолета вдруг выпрыгивает пилот и бежит к хвосту самолета.
Номер Паша посмотрел, на бегу повторяя его про себя, что-бы не забыть, вернулся в кабину. Записал его на бумажке, вышел на связь:
- Кишинёв-руление, добрый вечер, 9XR-ST, стоянка..., разрешите запуск.
- 9XR-ST, пока ждать, у нас нет для вас разрешения.
Подождали немного. Темнело, напряжение ожидания в кабине нарастало.
- Паш, уточни, какое разрешение им надо?
Паша переспросил. Оказалось, что разрешение на вылет из Молдовы для самолета иностранного государства. Прилетел то он сюда несколько месяцев назад под Молдавской регистрацией ER- , а теперь уходит под чужим флагом.
- Степан, это по твоей части!
Степан достал телефон, начались звонки-переговоры. И через десять минут вывод: «Ребята, извините, но сегодня кина не будет. На завтра утро все переносится...»

Вышли на улицу, уже в темноту, опять вдохнули свежий вечерний воздух. Быстрый ужин в аэродромной гостинице, голова на подушку. Крайняя мысль перед отключением: «А может оно и к лучшему, что сегодня не полетели. Спать...»

P.S. Продолжение завтра будет.
Tags: Африка Ан-32 перегон
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →