flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Category:

Мемориз, как становятся пилотами - госэкзамен на Ан-24/26...

Сидели недавно с Друзьями-Коллегами, вспоминали годы учебы и выпуска. И тут меня так "накрыло" теми воспоминаниями, что ... не могу не рассказать. И почему-то лучше о себе я как нибудь в другой раз, а сейчас вспомню о своём "знакомом" Паше, том, который Ан-28 в Африку перегонял. Те, кто давно читают, то помнят: http://flying-elk.livejournal.com/15774.html
"Выпуск" у него был тоже интересный, есть о чем рассказать.

Для начала обстановка: учился Паша в Киеве, в Институте Инженеров ГА, знаменитым своей школой и традициями. Под конец Союза самолеты-вертолеты в гражданской авиации стали сложными, подготовки "пилот минус инженер", которые давали даже высшие лётные училища стало не хватать. Тогда решили готовить "инженеров плюс пилотов". Теоретическую учебу давали в Киеве, за пять лет запихивая в молодые головы кучу всяких полезных и бесполезных знаний, а на полёты ездили в соседние лётные училища. При чем, так как и Институт и Училища входили в одну структуру - Министерство ГА СССР, и готовили кадры для одной организации - "Аэрофлот", то система работала хорошо. Только вот не долго... Союз развалился. Без долгих разговоров о минусах и плюсах, но по подготовке пилотов те события ударили сильно. Если начинали учиться в начале 90-ых еще по практически советским стандартам и программам, то потом с каждым годом ситуация ухудшалась. На глазах старела и разваливалась материальная база для обучения, пропадала мотивация как у студентов-курсантов, так и их преподавателей.
Что бы был понятен тогдашний уровень печальности обстановки: один из Пашкиных однокурсников, отец у него Командир Ту-154, летал в Борисполе. Андрюха, в принципе нормальный парень, гордо ходил в шевретовой летной куртке, приносил фотографии с самолетом отца во всяких красивых заграничных аэропортах. Но над желанием летать таких ребят,как Паша, он откровенно смеялся: да ты знаешь сколько сейчас народу без работы сидит? С огромным налетом и всем остальным? Отец раз в месяц летает, из Китая барахло таскает и на базаре потом продает и все равно получается меньше, чем Мать в банке? Зачем тебе оно надо?!
Что ответить на вопрос "зачем?" Паша не знал. Но он просто летал как можно больше и на чем угодно в аэроклубе, там же "за налет" подрабатывал техником, учился и ... надеялся, так больше ни чего другого не оставалось. Ну не было у него ни кого в авиации, кроме таких же как он, Друзей.

В такой грустной обстановке дело подошло к выпуску. Предыдущим курсам везло больше - им дали отлетать и "первоначалку" (летную подготовку на маленьком самолете) и большей части даже "выпускной тип". Но вот курс на год старше Пашкиного, поехал в Кировоград "на полеты" на "выпускном" Ан-24, и там и застрял уже на год. Пашкиному же курсу не повезло попасть на полеты ни разу. Должны были поехать после третьего курса - извините, не получается, после четвертого - опять не сложилось. На пятом курсе к январю у них уже закончились предметы, которые еще можно изучить. Руководство их факультета придумало разных наук еще на несколько месяцев, например, намекая на реалии жизни, им прочитали углубленный курс социологии и экономики. Паша с еще несколькими такими же "странными желающими летать" уговорил, что-бы им прочитали "Конструкцию и летную эксплуатацию Ан-24/26" (Институт имел даже право выдавать официальный сертификат на "теоретическое переучивание", что потом им очень помогло). Военная кафедра перед присягой прочитала им "Конструкцию и летную эксплуатацию Ил-76", хотя потом оказалось, что на этот курс у них документов не было - облом! Вообщем развлекались как могли...
К апрелю закончились учебные дисциплины и по самому удлинённому теоретическому курсу. Их отправили в отпуск. Месяц с лишним они, студетны-выпускники, проходили вобще потерявшись где они и что они. Правда у Паши в аэроклубе в мае, как всегда, было напряженное время - два самолета, на которых он техником работал, во всю летали, да еще и свои полеты на планерах и "Вильге"...

Где-то к концу мая их вызвали в институт на собрание. Был теплый день, сидели они в большой и светлой аудитории своего родного 11-го корпуса. На стенах плакаты и стенды с системами и схемами Ту-154, много сложных и красивых фраз о летной работе. Декан болел, собрание вел его зам, бывший замполит полка ВВ. В принципе все пять лет с ним были вполне нормальные отношения, но на выпуске получилось очень не красиво. Как в анекдоте "следите за моим движением..."
Начал Петр Иванович с разговора о том, что с летной практикой пока проблемы, но пообещал, что когда-то она таки обязательно будет. Проблема была в том, что выпустить пилотов-инженеров без налета и пилотского свидетельства институт как бы не мог. Петр Иванович невзначай спросил:
- Я слышал - многие из вас и летать то не сильно хотят, а только диплома и военного билета ждут?
Народ одобрительно зашумел - таких было действительно много больше половины выпуска. Петр Иванович заулыбался:
- Ребят, так есть у меня предложение - мы вам начитали уже дисциплин и на специальность "инженера-механика", если хотите, то мы вам запишем это в диплом и через пару дней у вас дипломы с военными билетами будут на руках. Кто "за"?!
Очень многие радостно подняли руки. Кто-то осторожно спросил:
- Так а если мы все таки хотим летать и готовы ждать полетов???
Петр Иванович быстро ответил:
- У нас коллективное решение, и все как все. Вы же не будете заставлять своих товарищей ждать ваши дипломы еще год??? В дипломах будет записано "инженер-пилот-механик". А с полетами и пилотским мы потом посмотрим...
Через неделю их "торжественно выпустили". Декан толкнул речь, от всей души пожелав им "большой жизни в авиации, и только интересных и безопасных полетов"...

А через пару дней Пашка с товарищем, таким же как и он "желающим летать", зашли в деканат поинтересоваться "что же теперь дальше и когда все таки ждать полетов???" Петр Иванович как обычно улыбался, но ответил совсем неожиданно:
- Молодые люди, а вы собственно кто такие?! Мы вам кажется пару дней назад дипломы вручили, свои обязательства перед вами выполнили, и больше мы знать вас не знаем...
Впрочем потом "сменил гнев на милость":
- Все чем могу вам помочь, - вот вам письмо в Кировоград, теперь они вас должны принять к себе на летную практику. Езжайте и договаривайтесь...

Терпения ждать уже не было, через пару дней Пашка с двумя Товарищами сидели в поезде. Полночи до Знаменки, на электричке до Кировограда. И сразу утром к начальнику Кировоградской летной академии, Михаилу Ивановичу. О нем потом в интернете будут рассказывать, что "он курсантам как отец родной...", но им он таким совсем не показался. Погоны с широченной золотой лычкой (кстати кроме наших стран таких больше не где нет), фуражка "палуба авианосца" и ... мат:
- Вы тут б... кто? На х... приехали? Какие нах... полеты?! Это письмо можете засунуть...
Честно говоря погорячился Михаил Иванович, "передавил" он их. Объясни бы он им спокойно и вежливо, что с полетами плохо, то скорее всего ребята бы так и развернулись и уехали ни с чем. Но его крики и маты настроили их на боевой лад, к которому они все трое были привычны в аэроклубах: "нет не решаемых задач, круглое можно носить, квадратное катать!"
Они вышли в приемную к секретарше и тут-же заставили ее дозвониться в Киев в свой деканат. Как раз на месте был Петр Иванович, а он "матом разговаривать" умел ни чуть не хуже Михал Ивановича. Через неплотно прикрытую дверь Пашка с удовлетворением слушал, как "громы и молнии ломались о сталь и камень". В ход, кроме голосов и матов, пошли разные административные аргументы и вот через пару минут секретарша вынесла им серенький листок бумаги с напечатанными их ФИО и указаниями: "- разместить в общежитии, - принять на довольствие в столовую, - допустить к тренажерной подготовке на Ан-24/26..." Подпись на углу бумаги размашисто прорвала листок насквозь!

В общежитии поселились в пустовавшую на летнее время комнату ребят старшего курса. Сходили на завтрак в столовую - честно говоря они слышали уже о "тошниловке", но это было реально просто ужасно. Что-бы не рассказывать долго, то за следующие два месяца Паша лично из гречневой каши несколько раз выкидывал трупики тараканов, мух из борща и так далее. Вкус гнилой капусты был во всем, включая молоко и чай. Названия блюд из меню: "котлета гов.", "чай сс" (котлета говяжья, чай с сахаром, что бы вы не подумали чего...). "Как можно было так готовить?" - вопрос остался навсегда неотвеченным, потому что потом даже посреди войны в Африке, в палаточных лагерях, еда была чище и вкуснее.
Хотя пришлось питаться чем дают, потому что у всех троих лишних денег не было. Впрочем и не за "пожрать" приехали, пошли в Летный Отряд.

Старый деревянный барак со скрипучими полами - сколько поколений курсантов по ним отходило... Командир отряда полистал летные книжки:
- Аэроклубовцы?! Уважаю!
Реально на тот момент академия уже не выпускала курсантов самостоятельно слетать даже по кругу, а у Пашки "Сам по маршруту с посадкой на площадку подобранную с воздуха..."
Командир отряда поморщился:
- А если мы сейчас в наш местный аэроклуб поедем, то сами слетать то реально сможете?
Паша посмотрел удивленно:
- Так а в летной книжке и характеристиках разве не это написано?
- Да понимаешь, нам сейчас привозят такие летные книжки, мы одного решили проверить, так он даже двигатель запустить не смог...
Паша даже слегка обиделся:
- Я в аэроклубе пять лет, вы думаете я там все эти годы только налет себе приписывал? А сейчас я вобще на "Вилге" техником работаю, так что движок запустить и с закрытыми глазами смогу... - Пятый год в аэроклубе - это много!
- Понял, вопросов больше нет. Первоначалку зачитываем на основании летных книжек. Идите на тренажер, Ан-26, номер шесть, инструктор Чистикин.
Пришли в тренажерный корпус. Опять таки взгрустнулось - тренажеров там стояло много. Но вот работало из них реально всего несколько. Инструктор оторвался от шахмат и сигарет с кем-то из своих коллег, посетовал, что сейчас и этот тренажер не очень работает, но за пару дней инженеры починят. А пока с завтрашнего дня "предварительная подготовка..." Ребята попытались уговорить его на "зачем завтра ждать, давайте сейчас начнем!", но Инструктор сделал грозное лицо: - Куда торопимся, молодежь? Перья сильно большие выросли???
И следующие пару дней все было очень серьезно: учебный класс, конспект по технологии работы экипажа Ан-26 под диктовку, зачеты и розыгрыши полета у плаката кабины. Вечером в общаге пришлось срочно заучивать вслух и наизусть "правила и порядок радиообмена гражданской авиации" потому что за любую аэроклубовскую вольность Борис Николаевич грозился "гарнитуру аж до ... ниже пояса натянуть". Выучились, сдали зачеты, допустились к полетам.
С какой же радостью и удовольствием им "леталось"! Пашка со своим Другом были фанатами с самого детства, еще до аэроклуба, школьниками, "налетали" по многу часов на таких же тренажерах Ан-2 и Як-40. Поэтому с пилотированием все пошло сразу и быстро. Инструктор только "полировал" их "технологию работы": - Ты как запросил? А ты как команду подал? Почему рука на штурвале так свободно лежит???
Но вобщем "летали", оставаясь друг другом довольны. Тренажерная программа в Кировограде была большой - часов тридцать с левого кресла, десяток с правого, потом еще и по пару часов штурманом и бортмехаником - правильно считалось, что пилот должен иметь представление о работе всех участников экипажа. Потом еще и дали несколько часов на тренажере Ан-24, переставив туда детали с тренажера Ан-26 - курсантам разрешали летать сразу на обеих типах, самолетов, хотя в "настоящей ГА" эти типы уже тогда разделили.
А тут еще и сильно повезло - как раз в процессе их учебы на тренажер подключилась группа в десяток курсантов из одной из пост-советских республик, да еще и все не пилоты, а штурмана и бортмеханики! "Пилотами" с ними должны были "летать" Инструктора, но им сидеть в тесной и душной кабине было не интересно, и в итоге Паша и Товарищи пару недель провели в тренажере с раннего утра и до позднего вечера.

Странное было время. Лето, июль, училище пустое. Выходишь из обшарпанного общежития, с трудом заглатываешь в столовке так называемую еду, по полузаброшенной территории училища доходишь до тренажерного корпуса, то же оббитого и потрескавшегося, заходишь за скрипучую деревянную дверь, а там ... почти настоящие полеты, четкость команд, красота плавных движений штурвалом, стремительность взлетов и посадок - ну не складывалось оно все вместе...
В редкие свободные часы они пару раз выходили на край училищной стоянки. Тут стояла кладбищенская тишина. Над "железными рядами" Элок (Л-410), Антонов (от Ан-2 и до Ан-24/26) только воронье летало. Большая часть самолетов стояла поприпадав на спущенные колеса и продавленные амортизаторы, еще с регистрацией СССР- на фюзеляжах, явно показывая последний раз, когда они поднимались в воздух. Пару самолетов в состоянии получше были перекрашены в белый цвет и с большими буквами UN на килях - академия "обзавелась" собственной авиакомпанией и теперь сдавала самолеты с экипажами в аренду летать по всяким "веселым местам".
За тот месяц, что они провели в Кироворграде, звук живого самолета они слышали всего пару раз. И это в училище, где десяток лет назад на пяти аэродромах на кругу одновременно "висело" по пять самолетов!!! Тоскливо все это было и сильно напрягал вопрос "как быть дальше?".

Что-бы до конца представить, "как оно было?", то надо сказать, что Паша ведь так и работал техником в аэроклубе, а лето - это время, когда там летают много. Поэтому месяц с лишним его график жизни выглядел так: будние дни он проводил в Кировограде на тренажере, в пятницу вечером он садился на ночной автобус на Киев, кое как скрючившись и подскакивая на выбоинах, просыпал восемь часов дороги, утром иногда даже не заходя домой, ехал в аэроклуб на полеты. Там готовил самолет, потом свой планер, успевая передремывать в возможных перерывах между процесами. Обычно удавалось еще пару часов попарить-полетать, вечером добраться до кровати в Киеве и уснуть без памяти. В воскресенье рано утром на аэродром, там опять полеты, вечером автовокзал, и "ночной лошадью" на Кировоград. Почему-то на обратном пути сиденья казались мягче, дорога ровнее и быстрее, а может просто спалось гораздо крепче...

Но даже такой длинный и занятый месяц когда-то закончился. Инструктора на тренажере посмеялись, что "вы тут уже и так двойную программу давно вылетали, хватит с вас!", порасписывали им летные книжки и характеристики. Пошли они опять в летный отряд. Командир отряда принял их "как своих", но разговор был грустный:
- Ребят, полетов не ждите. Совсем... У нас сейчас "на крыле" пара самолетов, но и для них топлива нет. И ни каких чудес от будущего я не ожидаю. Так что вот вам минимальная программа отлета и езжайте по компаниям. Походите, поговорите, может кто-то согласится и возьмет вас отлетать практику.
- Так кому ж мы нужны такие, без налета и опыта???
- Ребят, я все понимаю. Но сейчас это ваш единственный выход, тут ждать не чего! И да, постарайтесь не затягивать с отлетом, у тех самолетов, что есть, ресурс по срокам тоже через пару месяцев выходит, вас даже проверить не на чем будет. И что будет дальше пока ни кто не знает... Когда-то что-то придумают, наверно перейдем на самолеты поменьше для учебы. А когда-то потом и пилотов будет не хватать, еще хватятся, но пока вот такая ерунда...
Командир отряда в крайней фразе был абсолютно прав. Во-первых Паше просто не повезло заканчивать учебу "в эпоху перемен". Советская система летной подготовки с полетами в училищах на Ан-24/26 как раз заканчивалась. Это отдельная и долгая тема, оно как бы и круто - курсанты летающие по "кругам" на пустых Антонах, когда иностранцам рассказываешь, то они поверить не могут, что такое бывает. Но реальная эффективность таких полетов, а особенно экономика... И да, в итоге потом, десяток лет спустя, и до сих пор, пилотов в наших странах так и не хватает. Это как раз последствия тех 90-ых...

Вернулись они в Киев в полной тоске. Звонки по авиакомпаниям, вполне ожидаемо, успеха не принесли, и даже наоборот больше разочаровали пониманием того, что не только с практикой, а и с работой дальше будет туго. В те года в Украине (да и во всем бывшем Союзе) авиация сидела на земле и тихо разваливалась на стоянках. Нормально летали только те немногие, кто уже успел переучиться на Боинги, или те кто летал в Африке, но очереди из опытных пилотов стояли и туда и туда огромные и там ни там курсанты были не нужны.

Пришлось Паше реализовывать свой план, который он оставлял на самый крайний случай. Еще за пару лет до того он подружился с Летчиком-Инструктором ... одной из Украинских авиакомпаний. Познакомились, как полагается Коллегам - на полетах. В аэроклубе была какая-то большая "показуха" к праздникам, Пашка бегал вокруг своих планеров и "Вильг" в обеспечении. А "от соседей" прилетел вертолет и оттуда в комбезе вышел Петрович, такой же влюбленный в небо, как и Пашка, только старше и поопытней. Он приезжал пару раз в аэроклуб полетать на планерах и маленьких самолетах, в ответ пригласив Пашу "покататься" к себе на полеты. Но одно "покататься", а другое дело летная практика.
Паша позвонил, рассказал о своих неразрешимых проблемах с отлетом практики. Летчик-Инструктор спокойно предложил свою помощь, благо в его "авиакомпании" тоже летали самолеты Ан-26. Едниственно, что с административной точки зрения принять к себе на практику курсанта "из другого ведомства" было весьма сомнительным мероприятием. Паша позвонил в Кировоград проконсультировался с Командиром отряда. Ответ был более чем положительный: "нам надо что-бы тебе хоть немного дали полетать и потом оформили летную книжку, а как тебя там административно оформлять будут это уже меня не волнует..."
Получилось все даже неожиданно быстро и просто. Паша посидел пару часов с Инструктором разбирая особенности полетов в этой авиакомпании, потом подъезжал на полеты. Благо, не смотря на общий развал, тут полеты периодически случались, и в том числе такие, о каких в остальных авиакомпаниях и уже почти забыли - аэродромные полеты по кругам и в зону. Да еще и Инструктору были положены периодически полеты "на личное совершенствование", которые он до этого давно не выполнял, а тут честно полетал их слева, а Паша справа. В итоге минимально необходимое число взлетов-посадок закрыли быстро, и даже повезло несколько раз по маршрутам слетать.
Остались от того месяца в памяти у Паши теплые вечера, запах сухой травы, сожжённого керосина и гул винтов "Антонов" в ушах. Да еще фраза: "Штурман, молчи, пусть сам работает..." Штурмана в компании были действительно очень хорошие, "вели" пилота в полете командами-подсказками "левее пять градусов...еще немного...на курсе. Вертикальную три, скорость гасим...", поэтому Инструктору приходилось их периодически "выключать", заставляя Пашу работать самого.

Получив на руки летную книжку Паша опять позвонил в Кировоград. Командир отряда честно сказал:
- Отлетал - это здорово, но проверять должны тебя мы. А керосина так и нет. Если сможешь купить тонну, то приезжай, полетаем...
Первым делом Паша узнал стоимость тонны керосина. На тот момент она была под 200$. А его единственный стабильный официальный доход - зарплата техника что-то около 30$. Но тем летом Паше очень везло (впрочем тем кто правильно и позитивно настроен, мотивирован на успех, и готов приложить к этому достаточно усилий, то везет в большинстве ситуаций как в авиации, так и в жизни). Вобщем предложили ему с Другом, таким же курсантом и техником в аэроклубе, "пошабашить" на ремонте мостика через небольшую речку в Киевской области. Отпросились они у начальства на неделю и закатив рукава на тех же "техничках", в которых в аэроклубе работали и летали, взялись за наждак и кисти...
Через неделю Командир Звена "вызвонил" их на полеты обратно, ругаясь "Куда вы вдруг пропали?!" Строительный прораб был тоже не доволен, хотя немного по другому: "Ребят, маловато сделали вы конечно! Мост не самолет, надо было пыль смахнуть, антикорозийкой помазать, и к покраске готово. А вы ржавчину до блеска позачищали..." Но хоть рассчитался честно - часть зарплаты заплатил, и эта сумма как раз была близка к 200$.

Еще один звонок в Кировоград: деньги на тонну керосина есть - приезжай!
И вот опять "ночная лошадь" с Киевского автовокзала. В кармане кошелек приятно отяжеленный заветной суммой, в сумке летная книжка и всякие руководства-конспекты по Ан-26.
Приехал в Кировоград, привычно дошел до училища, тут-тук в дверь общаги. Но в ответ тишина - на дворе середина августа, ранее утро. Пришлось долбить в дверь погромче, так что эхо отбивалось от стоявшей через напротив второй общаги - семейной высотки. Наконец сонная и ворчливая вахтерша дверь открыла, но ключи от комнат выдавать отказалась - не знаю-не ведаю... Дверь в свою комнату Паше пришлось выдавить плечом. Тут с момента их жизни полтора месяца назад ни кто так и не был - не вызывали ни кого ни на какие полеты.
Через пару часов Паша пришел в летный отряд - Командир удивился такой оперативности решения вопросов, но документы принял и начал звонить узнавать будет ли готов на завтра Самолет. Пашу позабавила такая организация - в аэроклубе в таких ситуациях вопросы полетов решались с полуслова и за полчаса, а тут какие-то сложные переговоры. Но вобщем через пару часов стало понятно, что"звезды складываются" и завтра полет таки состоится.
Командир отряда тут же усадил Пашу на "предварительную подготовку" с удачно нашедшимся Штурманом-Инструктором. Тот сначала подозрительно поразглядывал Пашины документы, но потом разговорились и дело пошло. Собственно для экзамена слетать то надо было три полета по кругу - две посадки, один уход на второй, Штурман дал Паше посчитать штурманский журнал до запасного - Кривого Рога. Паша не моргнув глазом "зашуршал-заскрипел" НЛ-10, за пару минут ШБЖ был готов и Штурман совсем подобрел. Посидели еще поболтали о больших полетах когда-то, потом Инструктор порассказывал всякого о полетах в Африке. Он там уже отработал полгода и теперь стоял в длинной очереди на новую командировку. К сожалению тогда это была грустная реальность всей Академии - очень редкие полеты дома и все надежды на Африку. Заглянул к ним в класс и Бортинженер-Инструктор:
- Это с тобой завтра летаем? Полеты - это хорошо!!! У тебя тип самолета какой? Ан-двадцать шесть?!
-Ну да...
Инструктора как-то лукаво переглянулись.
- Ну двадцать шесть, так двадцать шесть...

На следующее утро все началось с похода в бухгалтерию топливной компании для оплаты керосина. Бежать пришлось куда-то в дальний угол на территорию такого же мертвого гражданского аэропорта. Вот оно окошко кассы, за решеткой громкая тетка кассир:
- Але, мала-адой человек, это деньги за керосин, а кто подъезд заправщика оплачивать будет? Давайте еще сорок долларов по курсу...
У Паши упало сердце, не было у него таких денег. Он достал кошелек, высыпал оттуда все деньги, которые были, отсчитал 12 гривен.
- Вот это мне на обратный автобус до Киева, все остальное ваше...
Кассирша куда-то начала звонить упрекая "кого вы мне прислали, курсантик какой-то, денег на подъезд Тэ-Зэ у него нет...". Но в конце концов решили, что подъезд заправщика пойдет на счет Академии. Тетка не постеснялась забрать сдачу себе "на тортик" - "раз у тебя экзамен, то и я отпраздную...", Пашка мысленно плюнул "подавись!", но ругаться времени не было, побежал летать.
В итоге и так волновавшийся, а тут еще и взбодренный этой перепалкой, весь мокрый, прибежал в отряд, встретился с Экипажем.
- Ну что, готов, Студент? Пошли на самолет...
Прошли через "тылы" Академии, мимо вросшего в землю Ан-24 без консолей крыла. Врос он вполне реально, когда-то его сюда закатили, а потом вокруг деревья выросли так, что не пиля, сдвинуть самолет было уже не возможно. Дошли до стоянок, Паша начал взглядом искать Ан-26 к которому они идут. Но вокруг стоявших Ан-26 не было видно ни каких признаков жизни, заправщик и АПА стояли под ... Ан-24. И собственно к нему они и направлялись. Пашка попробовал спросить:
- Так а я ж вроде на "двадцать шестой" должен летать...
Штурман с Бортмехаником весело переглянулись:
- Ну так ты и считай, что это Ан-26, тебе то какая разница...
Подошли к самолету. Паша глазам своим не поверил - кроме того, что это был Ан-24, это был еще и очень "пожилой" Ан-24. Уже не говоря про выгоревшую и потрепанную "Аэрофлотовскую" окраску, собственно с надписями "АЭРОФЛОТ" на бортах, плохо закрашенный на киле красный флаг, и даже проступивших через белую краску букв СССР- на бортовых номерах, у него еще и был только один гребень под фюзеляжем, а это значило, что это уже совсем самолет первых серий, который сумел как-то дожить до этих лет и еще и обойтись без доработок, потому что на остальных эти гребни поменяли на двойные уже давным давно.
- Так это ж еще тот Ан-24?! - удивленно спросил он у Инструкторов.
- Ну да, "тот". Он уже пару лет в железном ряду успел постоять, думали списывать в конце Союза, а сейчас опять выкатили и летаем...
Обошли самолет, зашли в салон - старые потертые кресла, потрепанная оббивка. Видно было, что самолет летал в училище и комфортом тут не заморачивались.
Тут как раз подошел Командир Отряда - он должен был у Паши экзамен принимать. Паша еще раз решил уточнить:
- Товарищ Командир, я вобще-то на "двадцать четверке" не летал, практика на "двадцать шестом" была...
Командир остановился в проходе:
- Сынок, "двадцать шестых" сейчас у нас летающих нет и не известно будут ли... Эта "двадцать четверка" осталась у нас только потому старенькая она и ни кто ее ни куда на работу не берет. Так что летай, как летал, держи скорости на двадцать километров поменьше и все будет нормально. Да, а ты с грунта летал то?
- Да, в аэроклубе то только грунт... - Паша ответил удивленно, еще не понимая к чему такой вопрос.
- А, ну тогда нормально. У нас не только топлива, но и колес нет, поэтому летаем с грунтовой полосы, что-бы резину сберечь...
На "лысые" покрышки Паша обратил внимание еще осматривая самолет, теперь все стало понятно. Прошли еще пару шагов к кабине, Командир опять остановился:
- Да, слушай, извини, мы тут все уже по несколько месяцев не летали, самим надо вспомнить и размяться. Так что мы первые пару кружков сами слетаем, ты пока постой-посмотри. Заодно вспомни как по приводам летать, у нас курс-глиссада не работают... - и после долгой грустной паузы: - Привода с одним курсом с трудом сберегли...
Мрак в те годы в Училище-Академии был полный.

Но сам полет Паше запомнился очень даже легким и красивым. Запустились, черная и неприветливая кабина "пожилого" самолета ожила, загудела, замигала лампочками, задышала на них запахами гидравлики и керосина. Вырулили мимо "железных рядов", позавывали винтами на проверках автофлюгера, докатились до основной полосы, потом выехали на грунт. Командир со своим Замом переглянулись: -Готов?! - Готов! - Поехали!
Настроение у Экипажа было хорошее - работали весело, шутили и переговаривались. Чувствовался и опыт огромный у них у всех, и то, что соскучились по полету. Паша стоял за спинами, бегал глазами по приборам, привыкая к их расположению - у этого самолета они даже видом немного отличались от гораздо более новых Ан-26, и расположены были немного по другому. Видимо хорошее настроение Экипажа передалось и ему - он отошел от утренней суеты, волнения не было уже совсем.
"Конвеером" сели-взлетели, зашли еще раз. После второй посадки, пока Командир рулил обратно по полосе, Пашку пустили на правое кресло. Он сел, пристегнулся-придвинулся, надвинул гарнитуру. Командир развернул самолет по курсу взлета, остановил.
- Ну что, Павел, готов?
- Так точно, Командир!
- Работай!
Пашка нажал кнопку СПУ:
- Контроль по карте "Перед взлетом..."
Штурман отозвался сзади:
- Карта "перед взлетом"... Курсовая согласована, штурман готов.
- Закрылки выпущены пять, красные не горят, бортмеханик готов.
- Обогрев пэ-вэ-дэ включен, второй пилот готов - Пашка пропел свою часть проверок.
- Управление взлет-посадка, командир готов...
- Кировоград-вышка, ... , к взлету готов.
- Взлет разрешаю.
- Разрешили!
- Экипаж, взлетаем...
РУД-ы вперед, самолет решительно загудел и завибрировал, двинулся с места. Еще не было одиннадцати утра, августовское небо было синим, воздух свеж и спокоен, легенький ветерок как раз по курсу взлета. И в это небо, потянув потертый штурвал на себя, Пашка поднял "двадцатьчетверку". Самолет пошел туда так легко, будто и он скучал по полетам.
- Высота пять, скорость двести десять...
- Шасси убрать.
- Убираю...
На двухстах метрах высоты Паша положил штурвал вправо, самолет послушно накренился. Под крылом поплыл Кировоград...
На прямой перед первой посадкой Командир положил руки на штурвал.
- Ты плавненько давай, а я помогу если что...
- Понял.
Подведя самолет к земле, Паша выровнял его чуть ниже, чем надо - все таки "на грунт" он привык сажать планера и самолеты поменьше. Посадка получилась с легеньким "прихлопом", Паша немного напрягся, но ни кто и слова не сказал. Остановились, тут же, без переруливания приготовились к повторному взлету.
- Готовы! - Взлетаем!
И опять в синее небо, поля и крыши Кировограда под крылом.
Второй заход по программе "с уходом". Долетели до шестидесяти метров, Командир скомандовал "Уход". Паша откликнулся:
- Уходим, режим взлетный... Шасси убрать...
"Двадцать четверка" послушно пошла вверх, на ста двадцати Паша выположил набор, разогнался, убрал закрылки, подал команду на номинал, тут же закрутил первый разворот - все как учили. Командир явно довольно молчал, бортмеханик и штурман прилежно работали "на Пашу". Да и сам самолет так послушно отвечал на все Пашины движения - Ан-24 пустой и с обтекаемым хвостом, летал куда более резво, чем чем привычный ему Ан-26 с рампой. Как раз Паша докрутил второй разворот, заняли пятьсот метров, чуть колесом триммера от себя и "поплыли" к третьему. Паша так был готов летать сколько угодно.
- К траверсу подходим... - напомнил Штурман. Командир отряда решил проверить Пашу:
- Павел, что у нас с боковым?
Паша глянул на угол между стрелочками АРК - как раз градусов тридцать - то что надо.
- Километров шесть.
- Когда третий будем выполнять?
Паша "прикинул" - высота пятьсот метров, боковое удаление обычное, ветер сейчас немного попутный...
- По КУР 115...
- Добро, выполняй...
Обрадованный своими правильными ответами, четвертый разворот он таки промахнул. Начал вроде вовремя, но видимо где-то в процессе упустил крен и поздно это заметил. Стрелки курса и АРК разбежались, полоса оказалась в правом углу стекла. Рука Инструктора слева потянулась с колена потянулась к штурвалу, Штурман занервничал:
- На прямой, снижаемся, боковое пятьсот...
- Исправляю...
Штурвал вправо, чуть ногой педаль придавить. Заодно от себя поддавить - снижаться то надо. Стрелки АРК подходят к задатчику, краем глаза перепроверил - да, полоса впереди! Крен влево, довернул на курс, чуть подтянул на себя - пока крутился по курсу вертикальная провалилась.
- Закрылки тридцать, скорость двести, сорок режим... Сорок два...
Веселым приветом прозвенел маркер дальнего. Штурман подтвердил:
- На курсе, на глиссаде...
Паша мысленно ухмыльнулся - конечно на курсе - полоса вот она. Краем глаза покосился на Инструктора - руки вроде на коленях лежат. "Трынь-трынь-трынь..." - "ближний" привод.
- Оценка? Решение?!
- Садимся!
Чуть ножкой еще раз по курсу поправил, крен убрал, самолет подошел к земле. Штурвалом "на себя" и потом придержать. Вот она, земля, пошла на тебя все ближе и ближе, сейчас надо просто мягко выбирать на себя штурвал. Все как всегда, как учили.
- РУД ноль...
Кажется за мгновение до команды опытный Бортмеханик-Инструктор уже начал тянуть РУД-ы назад.
Задрожали колеса, забились на неплохой, но все же грунтовой полосе.
- С упора!
Взвыли винты, потянуло торможением вперед.
- Взял управление слева. - Отдал справа...
Вот и все. Зарулили на стоянку, выключились. Желтый ЗИЛ-АПА тяжело задышал под крылом.
Командир отодвинул назад кресло, радостно повернулся к Паше:
- Поздравляю, Павел, пять за экзамен! Ты еще и летать оказывается умеешь!
Экипаж засмеялся шутке Командира, начали пожимать Паше руку, стучать по плечу.
- За "пилотским" завтра в отряд приходи. Сегодня сильно не напивайся...

Тихий вечер, общага, открытое окно, перед ним стол. Пашка сидит один. На столе бутылка молока, батон хлеба, ни на что другое денег уже нет. Торжественный летчиский ужин по случаю окончания учебы считать открытым...

P.S. 1. На сегодняшний день из Пашкиных более чем сорока однокурсников летает всего несколько человек. У всех остальных так и не сложилось.
P.S. 2 Тем, кто стойко дочитал бонус-картинка со споттерского сайта - вот он, тот самый Ан-24:




Tags: Ан-24 госэкзамен пилотское пилот-курсант
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →