flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Category:

Ан-28 и Ан-32. Догорал закат Суданский. Посвящается Людям.

Как это не печально, но вобщем то интересная часть моих Африканских воспоминаний почти закончилась. Может были еще какие то отдельные моменты, но в целом оно не очень отличалось от историй уже рассказанных ранее. Затягивать не буду, но заканчивая Африканский цикл хотелось бы вставить пару небольших историй об Людях, оставшихся в памяти.




Еще на Ан-28 с первым Командиром, Николаечем, сидим ужинаем. Утром летать, поэтому ужинаем тихо-сухо. Прибегает один из наших "менеджеров", хотя на самом деле водитель с моторолой, Морис.
- Кэптены, а вы сможете взлететь с базы в темноте?
- Сможем конечно! Фары включим и взлетим.
- Кэптены, а вы сможете приземлиться в темноте в Судане?
- Морис, что за странные вопросы? Приземлиться гораздо сложнее! Тем более не на полосу, а на грунт. Какая хоть точка, мы там были?
- Нет, вы там точно не были. Но я вам принесу точные координаты!
- Морис, а что за срочность такая?!
- У нас есть очень хороший заказ, но место ... особое. Сейчас я вам человека приведу, он все расскажет...
Через пару минут к нам подходит Командир с Цесны-Каравана из соседней Компании.
- Привет, парни! Это вы собираетесь в ...??? Да, мне тут Морис много пива обещает поставить, если я вам расскажу, как туда лететь. Что вам сказать? Плохая точка. Там реально стреляют вокруг. Там сидит пару миссий, включая ООН. ООН-овцы ходят туда открыто, но они заранее предупреждают Хартум и всех вокруге. Мы же "ныряем" туда молча и быстро. Лучше всего туда лететь в темноте и без огней. Фары включайте только перед самой посадкой, чем ниже, тем лучше. Вот координаты торца полосы. Они проверены мной лично, так что можете верить. Да, можете мне пиво тоже поставить! Мы прилетаем с юго-востока, но тот район лучше облететь миль за десять и заходить только с севера. На юге сидит правительственная армия, у них есть пушки. На востоке и западе сидят другие плохие парни, над ними тоже не надо летать. Поэтому только с севера, там болото и вроде ни кого нет. Но снижайтесь все же покруче...
Понятно, что от такого "брифинга" волосы на затылке у гражданского пилота начинают шевелиться.
- Морис, блин, иди сюда! Ты куда нас отправляешь?!!!
Морис делает умоляющее лицо, долго и печально рассказывает как тяжела жизнь, конкуренция между компаниями, хорошие заказчики с "много работы потом", "главный босс очень просит" и все остальные дела. По нынешним меркам я и сам не совсем понимаю как, но тогда сравнительно быстро, он нас уговаривает. И тут же увозит техников на загрузку-заправку.

Следующим утром подъем необычно ранний для нас. Лететь далеко - более трех часов в одну сторону. У нас пока совсем темно и прохладно. Светим себе фонариками под ноги (даже по дорожкам на территории лагеря ночью ползали всякие ползучие-кусючие), идем к машине. Морис там уже встречает, сам сонный, но нас торопит.
Приезжаем на стоянку, при свете фар машины открываем самолет, забираемся туда - в Ан-28 в кабину пилотов иногда реально приходилось ползти по наваленному грузу.
- Морис, можно лететь?
- Нет еще! Сейчас пассажира привезут. Да, на той точке, вы садитесь, там выходит только пассажир. А вы потом быстро взлетаете и летите на ... , там разгружаетесь, дозапрявляетесь и домой. И не забудьте со мной связаться перед посадкой!
- Хм, слушай, Морис, а как мы в темноте узнаем, хоть туда мы прилетели и кто нас встречает?
- Там машина будет стоять, они вам фарами помигают...
Ну и полет, ну и инструкции! В этот момент очень хочется встать и сказать "может это кто-то другой полетает...", но мы уже "впряглись".
Привозят Пассажира. Вернее Пассажирку! При свете фонарика в фюзеляже понимаю, что это красивая и совсем еще молодая "бледнолицая" девчонка, одиноко ужинавшая вчера в лагере за соседним столиком.
Общаться времени нет - Морис машет руками "Запускай!!!" Закрываю дверь, пробираюсь обратно. Пассажирка устроилась за кабиной на ящике с грузом, подстелив себе, такой знакомый мне по туристским походам, пенополиуритановый коврик.
Маленькая заминка с запуском - мы запрашиваем разрешение у "Вышки", а нам ни кто не отвечает. Оно и понятно - официально База начнет работать с рассветом, а это через пару часов. Через открытую форточку кабины подзываем Мориса - что за дела? Он с кем то по "мотороле" ругается, потом машет - летите без связи, я потом все решу!
Запустились, вырулили на полосу, взлетели. Темно. Гудим. Мне "крутить" интересно - я на тот момент ночью летал не много, в Африке вобще практически не летали, поэтому даже спать не хочется. Командиру сегодня тоже не до сна - ему предстоит ночная посадка на полосу, без всяких наземных средств совсем. GPS-ка конечно показывает место с точностью до нескольких метров, но ... Мысли же об обстановке вокруг точки посадки нехорошо бодрят нас обоих. Попиваем какао из термоса, обсуждаем как и что будем делать, я забиваю и перепроверяю координаты торца, строю на него по точкам курс и глиссаду захода.
За полчаса до посадки чуть подворачиваем на север. Оказывается у нас за хвостом небо далеко на востоке чуть начинает сереть. Но как раз нормально - земля еще темная абсолютно.
Встаю, выглядываю, как там Пассажирка. Она сидит на своем коврике спиной к борту, вроде как пытается читать какую то книжку при свете фонарика. В передней части Ан-28 ну очень шумно, - двигатели и винты всего лишь за тоненькой дюралькой борта, общаемся больше знаками.
- Как дела?
Она, с трудом, но улыбается.
- Окей!
- Ты знаешь, что там, куда мы летим, слегка опасно?!
- Я в первый раз...
Это меня удивляет серьезно. Мы иногда возили в Судан "белых людей". Но во-первых они были как правило не одни, во-вторых с опытом по таким местам, что было явно видно начиная с поведения и до одежды. А тут ну просто городская девчонка чуть ли ни в кедах.
- Ну ты там это, береги себя!!!
Ответ, который я до сих пор "переобдумываю":
- Бог со мной...
Сажусь обратно в кресло, вызываю по КВ-радио базу, Морис дает "all clear" на посадку.
Снижаемся, стараясь держать движки на малом газу, по точкам из жпс-ки заходим. Луны нет, темная земная поверхность чувствуется где то под нами, но даже не просматривается. Так как мы не знаем ни точного атмосферного давления в этом районе, ни рельефа местности, ни даже высоты аэродрома, то контроль снижения по радиовысотомеру. Вот стрелочка его "ожила" - мы в 700 метрах над землей. Потом ниже, ниже. По жпс-ке мы идем точно, но куда???
На 50 метрах Командир командует "Фары!" Включаю...Оказывается не самый удачный вариант - на пару секунд мы ни фига не видим! Потом что-то проявляется - промелькивают деревья, потом начинается вроде ровно. Я вижу это все краем глаза, потому что в основном читаю высоту по радиовысотомеру для Командира, как мы договаривались. Где-то чуть дальше вспыхивают еще два огня...
"Бу-бум" - мы чувствительно приземляемся, Командир рвет реверсы винтов, тормозим. Вроде катимся!!!
Свет наших фар утыкается в свет фар машины, рядом с ней стоят люди. Фарами правда ни кто не мигает, как оговорено, но по крайней мере руками приветливо машут и "Калашниковы" висят на плечах стволами вниз.
Еще не успеваем остановиться, как Командир уже мне машет рукой "Давай!" - мы еще в полете договорились, что выключать двигатели не будем. Пробираюсь к двери, одной рукой свечу фонариком, другой таща рюкзак Пассажирки, открываю створку. Она замирает на пороге, жестом показываю ей в пыль, шум и темноту. Она неловко спрыгивает, туда же полуопускаю-полусбрасываю рюкзак. Тут же захлопываю створку, ручку на стопор, поворачиваюсь к кабине. Чувствую, что самолет уже двигается - Командир разворачивается для взлета. Прыжками добираюсь до кабины, падаю в кресло и меня тут же вдавливает в него ускорение разбега. Командир выдергивает самолет от земли, тут же в СПУ "Фары!!!" Выключаю их, глаза привыкают к опять темноте и неяркому свету приборов. Движки гудят натужно, Командир тянет самолет на минимальной скорости в набор. Под нами темная земля и сереющее небо справа по борту. Впереди у нас часовой полет с красивой посадкой на рассвете на знакомой "точке" для разгрузки и дозаправки.
Кто Она была? Доктор, Учительница, может Проповедница. Все равно не правильно это, когда по таким стремным местам путешествуют одинокие Девушки с надеждой только на Бога.


Другой Человек, кто вспоминается мне - наш лоадмастер Иди. Произносилось имя с ударением на вторую букву, хотя конечно мы его постоянно "крестили", да и он потом начал прибавлять "Иди, иди сюда-туда!"
В общем то как раз работа в Африке открыла для меня, что на самом деле в любой Стране и Нации имеются как большинство нормальных и хороших Людей, так и мудаки. Среди Кенийцев-Африканцев большинство были нормальные ребята, пусть некоторые не очень образованные, но по крайней мере добрые и старательные.
Иди был одним из парней, поначалу просто крутившихся рядом с самолетами, но так как он соображал в авиации, и еще и чего то там понимал по русски, то быстро был назначен лоадмастером и потом летал он с нами много.
Так вот был у нас как то день, который не забывется. Летели мы собственно простой рейс по заброске бочек с топливом для своей же компании на большую ООН-овскую базу в центре Южного Судана. Лету туда два с половиной часа на Ан-28. Но вылетели мы поздно после обеда и на маршруте глупо влезли в сильный грозовой фронт. Не хочется даже вспоминать как это происходило и почему. Но вобщем в какой то момент мы обнаружили себя припертыми грозами в угол границы другого государства, куда мы не могли залетать, да еще с ситуацией "если мы не повернем к аэродрому назначения сейчас, то у нас просто не хватит топлива туда долететь". И тогда нам пришлось через грозу "прорываться". Минут на десять мы стали "чужими для жизни на этой Земле". Болтало и поливало так, что ... Происходящее в кабине я оставлю для личных воспоминаний, но Идины крики "П...ц!!!" слышали наверно и на земле.
Но долетели таки кое как. Заправили сильно ободранный за сегодня самолет - дождем и градом краску посрывало лохмотьями. Остались ночевать "на точке". Размещались мы там в палаточном лагере одной из гуманитарных организаций (сами ООН-овцы к себе "чужих" не очень пускали). Днем выглядел этот лагерь еще ни чего - тростниковый забор вокруг, пару десятков армейских палаток, небольшая кухонька со столами возле нее - типа бар-ресторан. Вечером же все это погружалось в кромешную темноту, едва ли расходившуюся вокруг свечек на стойке бара и столах. А в темноте вокруг что-то постоянно двигалось, ползало, выло и стонало. Для понимания ситуации - куры в лагере на ночь забирались на деревья намного выше человеческого роста!
Но сидим с Идькой ужинаем. Еда - рис и какие то куски курицы, бутылка пива, снять дневной стресс.
Иди после снятия стресса разошелся и рассказывает откуда он знает русский и разбирается в авиации. Постараюсь передать это его словами: (извиняюсь за мат, но так получается, что "плохие" слова эти ребята выучивали быстрее всего и потом использовали их к месту и нет).
- Иди, иди туда-сюда, сегодня совсем испугался. Иди уже давно летает, но сегодня совсем плохо было. Думал алилуя-пиз...ц!
- Так а где ты раньше летал?
- Руанда. Там был Кэптен Володя, он прилетел на Ан-2...
Из Идькиных отрывочных мемориз получилось, что где-то в середине 90-ых к ним в Руанду прилетел Ан-2, который его Командир просто прихватизировал где-то на "заработках" в Северной Африке. Естественно с документами, запчястями и всем остальным обслуживанием там было очень "запущено". Командир Володя "осел" в Кигали, обзавелся хозяйством в виде небольшой птицефермы. И при этом сам летал на Ан-2, в основном развозя свой товар покупателям. Идины воспоминания об этих полетах звучат примерно так:
- Володя говорит, Иди-иди туда-сюда, Ан-ту старт ап! Иди винт на х.. крутить, масло цилиндр сливать. Иди гязный, как чьерт! Ан-ту мотор старт, дым ту мач пых-пых. Володя ругать - Иди туда-сюда бл...ь, мотор плохо крутить! Потом летим, смол чикен везем. Кэптен Олег, как будет смол чикен?
- Цыпленок?
- Йес, цыпленок! Цыпленок "пик-пик-пик", чикен "ко-ко-ко". Ан-ту "пых-пых-пых". Потом финиш, п...ц, мотор фейл! Володя кричит "Иди, иди бля туда-сюда, памп-памп!!!" Я ручка качать, мотор "пых-пых". Мотор работать, Иди молодец, штурвал держать, Володя курить... Потом летим, жарко, мей би цыпленок алилуя. Володя кричит "Иди иди туда-сюда, самолет дверь опен!". Я дверь опен и алмост алилуя! Иди чуть за дверь не флай эвей! Володя вставать, Иди назад пулл...
- Иди, а кто ж самолетом управлял?!
- А Ан-ту хороший самолет, сам лететь. Кептэн Володя Иди спасать! Иди будет пилотом стать, как Кептэн Володя и Кептэн Олег!!!
Вобщем вечер юмора. Из-за соседнего стола к нам поднимается кто-то. При свете свечи понимаю что это Европейка лет пятидесяти.
- Ребят, здравствуйте! Можно я с вами посижу? Я ни чего не понимаю о чем вы говорите, но он так рассказывает, а ты так смеешся, что это здорово. Я доктор тут в госпитале. Тут все тяжело и плохо, поэтому смеха так не хватает.

Иди умер от какой то тропической болезни примерно через год.



На той же точке пришлось как то ночевать рядом с буш-пожаром. Судан в той части представляет собой почти равнину, заросшую высокой травой и кустами. В "сухой сезон" все это начинает по разным причинам гореть. Если с самолета такой пожар выглядит вполне невинной полоской костра, то на земле это пламя в десяток метров высотой и с треском и гулом. Под такой аккомпанемент пришлось ужинать и пытаться засыпать. Правда остальные постояльцы лагеря не выражали особой обеспокоенности, сказав что "ветер сегодня не в эту сторону, должно мимо протянуть. Да и вообще тут хуже бывает..."

Мое подтверждение, что "хуже бывает" случилось прямо следующим утром, когда по какому-то странному чувству проснулся за пару минут до будильника и почему-то быстро сел на кровати. И тут же за спиной на подушку что-то звучно шлепнулось. Посветил фонариком - е-мае, прямо туда, где меньше минуты назад была моя голова, с потолка палатки упал небольшой скорпион...
Лагерю же подтверждение "хуже..." случилось через через пару месяцев. Когда через год я вернулся в Африку на Ан-32, то удивился, что мы больше не летаем в Мапел, как называлась эта "точка". Спросил у кого-то в офисе, почему, и получил грустный ответ: А ты разве не знаешь, что их в дребезги разбомбили???

Вобщем вот такая она, Африка. Много еще разных Людей. Хорошее и плохое, и очень часто совсем рядом и часто на самой грани. Наверное поэтому воспоминания о работе и жизни там так сильно цепляют душу. Причем это не только мое - у меня много Коллег, кто побывал в "буше" и в Африке и в других местах (например Австралия и Канада) и им тоже есть что вспомнить.

После работы там на "нашей технике" мне регулярно приходится в Африке бывать на "белых" самолетах. Из их прохладных и чистых кабин, с работой "строго по правилам", конечно "та Африка" выглядит иногда забавно, а иногда даже и неправильно и глупо. Хотя и сегодня получается, что в Компаниях с другими принципами работы, когда попадаешь в Африку, то приходится адоптироваться к тамошним реалиям, понимать, что здесь часто все еще главные правила "здесь нет никаких правил" и "всегда ожидайте неожиданного".
И гораздо проще тут работать тем авиаторам, кто имеет такой опыт. Как мы смеемся "удобно, когда в нужный момент ты можешь и умеешь забыть все правила, проигнорировать компьютеры, отключить все автопилоты-автотяги и просто усадить самолет на любую полосу". Поэтому Спасибо тебе, Африка, за опыт!

Ну и пожалуй остается еще раз вспомнить тех, кому не повезло пройти все эти приключения благополучно. В 90-ых и начале 2000-ых в Африке в год погибало более десятка экипажей из наших стран.
СВЕТЛАЯ ИМ ПАМЯТЬ.

P.S. Что бы сразу избежать разочарованных вопросов "так это что, все???"
Во-первых, если мне чего еще вспомниться стоящего про Африку и "нашу технику" то конечно я напишу.
А во-вторых с недавних пор появились у меня такие мысли - я так много пишу об Африке, что кто-то может подумать, что на этом все мои полеты и закончились. Но на самом деле это было только начало и дальше была работа на А-320, так же очень интересная и напряженная, и дальше... Поэтому продолжение будет!

P.S.2 И собственно вот оно:
Пару месяцев назад в брифинге Коллега спрашивает:
- Слушай, а ты был в Ентебе?
- Был. Африка...
Он понимающе улыбается и уходит. А меня "срывает" в "дикие мемориз" - я был там лет пятнадцать назад молодым вторым пилотом на Ан-28. Хотя потом оказывается что там ни чего не изменилось и Африка осталась Африкой. Даже гроза, которая пополаскала нам крылья, все еще "сидит" на четвертом развороте. Вышел я сейчас после посадки на перон, где стоял наш Антошка тогда, оглянулся, постоял, подумал... а-а-а, взрыв мозга!!!




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →