flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Categories:

Ан-32. Хороший летный день.

Прохладная с утра кабина, багряно светиться горизонт на востоке. Мы сегодня опять первые на запуск, связь пока легка и свободна. Диспетчер приветствует нас:
- Good morning! You are cleared, my friend!!!
- Запускаем правый - откликается Командир.

Два пальца вверх. Нет, это не "свобода" и не "виктория", а сигнал нашему Технику Жене, что мы запускаем правый двигатель. Он отвечает тем же. Теперь мое участие:
- Свободно справа!
Бортинженер, Иваныч:
- Запускаю правый... Обороты растут.
Опять я: - Винт вращается!
Иваныч: - Температура растет...Давление масла норма.
Запускаем левый двигатель, выруливаем. Разрешение на взлет и вот уже, ловя первые лучи солнца на крылья, мы в небе.
Чуть отворачиваю от нашего лагеря, стараясь поменьше шуметь над теми у кого сегодня выходной. По себе знаем, что даже при большой любви к авиации, это не самое лучшее утро, когда просыпаешься от рева многотонной махины в десятке метров над палаткой, чем бывало шутили наши некоторые коллеги.
Убрали закрылки, развернулись на курс, набрали эшелон, под монотонный гул двигателей "замерли" в спокойном небе. После раннего подъема все еще додремывают, я же, счастливый очередным полетом, несу вахту. Оглядываюсь - особенно удачно устроился техник Жора на лавке в конце салона, где менее шумно, да еще и на припасенном для таких случаев матрасе. Сегодня у нас не обычная задача, поэтому и Жорка с нами и меня это то же развлекает и бодрит.

Началось все пару дней назад. Как в целом и обычно начинался и проходил рабочий день Пилота на Ан-32 в Африке уже описано здесь:
http://flying-elk.livejournal.com/3056.html
http://flying-elk.livejournal.com/3131.html
http://flying-elk.livejournal.com/8479.html

Разница в подготовке к этому дню была в том, что позвали нас таки с Командиром в офис обоих, а это значило, что предстоит решать что то совсем не обычное. Собственно задача - на одну из точек в Судане (по моей Летной книжке "Teal") когда то "Бафало" закинул семь с половиной тонн «гуманитарки» (то есть гуманитарной помощи). Но там она почему то не пригодилась, а зато в двухстах километрах севернее (точка "Liet") случилось наводнение, голод и прочие несчастья и там она очень даже нужна. Если где-то в Европе двести километров это пару веселых часов по дороге, то по Южному Судану с его отсутствием дорог, наводнением и гражданской войной, это непреодолимое по земле расстояние. Поэтому мешкам с кукурузной трухой (по другому трудно назвать то что обычно там находилось) предстоял еще один перелет по воздуху.
Проблема была в том, что типичная работа для "больших" самолетов в Судане был "завоз чего то откуда то", с "точек" же все вылетали практически пустыми. И поэтому полосы были очень коротким - метров семьсот-восемьсот, потому что приземлиться, даже тяжелыми, легче чем взлететь. Нам же предстояло вывозить оттуда груз и большим вопросом было "сколько его мы сможем за раз взять?"
Ситуация осложнилась тем, что мы сами уже были на точке Liet, куда надо было возить груз, но вот в Teal, откуда возить, мы не были. По нашему "справочнику" схем длинна полосы там была 800 метров - даже для пустого Ан-32 это не много. Но и это было еще не достаточно для решения, так как точка была в южной части Южного Судана, где пустынная равнина заканчивалась и начинались высокие деревья, а то и горушки. Договорились с Менеджером ответить позже вечером, когда к ужину из своих длинных разлетов вернется "Элка" (Л-410) с ребятами, которые облетали гораздо больше аэродромов и знали про них что-то сами.

За ужином посидели с Командиром "Элки" Русланом:
- Расскажи, ты там был?
- Был!
- Ну и что там?
- Парни, ну вы же понимате, что это информация, а информация в наше время - это абсолютное дело?
"Абсолютным" оно называлось по марке известной водки, которой мы обычно затаривались в Найробийском дьютике. Вопрос конечно был не в бутылке, Руслан бы нам и так все рассказал и бутылку сам поставил, но в поводе посидеть. Собственно вот и бутылка из запасов на столе, схема точки тоже.
- Что я вам скажу, парни... Не самое хорошее для вас место! Там реально не больше восьмисот метров. Вот эти деревья на торце (на схеме действительно написано от руки TREES) - это действительно деревья, метров по пятнадцать. Другой торец, в сторону речки, мягкий, неровный и за ним сразу дома начинаются. За ними правда речка, но дома тоже перепрыгнуть надо. Я конечно не могу сказать, сколько ваш лайнер оттуда может взять, но тяжело вам там прийдется...
- Ну ты "порадовал"! Теперь с тебя "Абсолют" за такие новости...

На следующий день мы даже попытались от такой работы отказаться. Работать нам конечно хотелось, но тут речь шла о сильно большом количестве коротких "прыжков", что тяжело и самолету - лишние запуски двигателей, взлеты-посадки на короткие грунтовки, да и для нас самих - рисковых взлетов посадок много, а налет небольшой. Но офис был настроен в обратную сторону - ребят, любые ваши условия, заказчик хорошо платит...

Кстати это еще одна малоприятная сторона этих больших международных благотворительных организаций - работу конечно они иногда делают полезную, но и деньги они на этом "отмывают" огромные. Я уже где-то выше писал про то, как мешок кукурузной "крупы", списанный из национального резерва в Штатах, добираясь до "голодного народа" в Африке просто "золотым" становится. В финансовом плане наша работа в тот день была именно таким случаем. Но впрочем это уже не наше дело, нам предстояло их всего лишь перевезти...

Посоветовались с Командиром и менеджерами, выработали план: вылет ранним утром, с бочками дополнительного топлива, ибо заправки конечно ни в Teal-е ни в Liet-e нет. Два с небольшим часа лету до Teal-a, рассчитываем посадку там с остатком топлива на час. По условиям еще раз уточняем, сколько будем брать груза за раз, но ориентировочно по пару с хвостиком тонн за полет, дозаправляясь перед каждым взлетом, должны в три полета уложиться. И в конце концов возвращаемся в Teal, заправляем оставшееся топливо на три часа полета и уходим на базу. Чем меня еще тогда приятно удивили и научили "Западные" ребята - умением планировать в мелочах и не жадничая. Так вот Канадец-менеджер сразу же добавил, что с нами полетит Кениец-лоадмастер для управления процессом загрузок-разгрузок, а для мотивации местных грузчиков нам закинут мешок сахара, пару мешков муки и канистру кукурузного масла - отличная по тамошним меркам оплата.

И вот собственно по такому плану сейчас мы и летим. По очереди поотдыхали. Потом попросыпались, попили кофе из термоса, дозавтракали бутербродами. По ходу дела по дороге слегка пообходили кучевку, но в мокром сезоне перерыв - обошлось без больших "заплывов". Пришли в район Teal - погода звенит, это уже неплохо. Снизились, нашли полосу - вот она речка, большая по Суданским меркам деревня вдоль нее, поперек нее полоса. На северном торце полосы, том где "мягко", виднеется лужа и трава вокруг нее. И еще и зеленые деревья почти везде вокруг. Рядом с полосой виднеется куча мешков белого цвета - видимо наш груз и толпа народу - участники и зрители шоу готовы. Из деревни дымок поднимается вверх - штиль.
Заходим со стороны речки, проскакиваем над крышами домиков, Командир перетягивает через лужу, припечатывает колеса на землю сразу за ней. Гудим снятыми с упора винтами, притормаживаем, лихим разворотом подруливаем к мешкам, выключаемся. Еще шелестят винты на выбеге, Командир с Жорой уже выпрыгивает на землю с рампы. Потом выходим и мы с Иванычем.

Окружающий пейзаж... Что-бы вам легче было представить, то в чем то это было похоже на сельский стадион где то в Украине. По трем сторонам площадки высокие деревья, между ними виднеются какие то строения и много народу, не говоря уже про всякую живность типа коров, собак и коз. С еще одной стороны за концом площадки с лужей светлосерые глинобитные домики. Местных жителей собралась толпа за сотню человек, они полны энтузиазма по поводу нашего прилета, может быть надеясь, что мы и им что-то привезли, а может и просто так - "большой железный птиц прилетел". И даже затягивают голосисто-переливчатую песню. И тепло тут конечно, не смотря на утро, уже градусов за тридцать - воздух, подогретый недалекими пустынями, еще и полон влаги и всяких запахов. Вообщем приятный утренний пейзаж и все бы неплохо, если бы нам отсюда не взлетать груженными.
Командир пока не очень весел:
- Жора, давайте с Саней (как мы переименовали Кенийское трудно произносимое имя лоадмастереа) организовывайте бригаду, они пока выкидывают бочки, а мы пойдем посмотрим...

Отправляемся "посмотреть" мы с Командиром. Со стороны наша процессия выглядит колоритно: впереди Командир, рядом я. Наша одежда - джинсы, летные рубашки с короткими рукавами, туфли. У меня в руках GPS-ка для замера точных координат торцов и длинны площадки. За нами идут пару "майфрендов" из местных, одетых в рваное шмотье из секондхенда, за ними и вокруг нас десяток очень веселых, но еще хуже одетых одетых детишек, несколько худющих собак. Мухи и оводы в приложении конечно.
Для начала выходим на торец твердый, под деревья. Тут глина высохла до бетонной крепости, все хорошо. Но сами деревья высокие и что-бы взлетать через них нам пришлось бы отрываться за несколько сотен метров. А так как длинны площадки и так всего ничего, то сюда взлетать не получится. Идем на другой торец. Глина по всей длине площадки под каблуком туфля звенит - это для нас большой плюс! Даже лужа собственно очень мелкая и поросшая такой же мелкой травкой, пробую ногой и рукой глину возле нее - нормально. Кстати очень чистая и приятно теплая вода. С удовольствием мою в ней руки после приветствия с местными "чифами", правда потом вспоминаю многочисленные предупреждения о не полезности контактов с пресной водой в Африке, обтираю руку о джинсы. Нажимаю кнопочку на GPS-ке, - зафиксировались координаты, соединяю две точки, длинна пути ... 780 метров. Сразу за лужей тропка вдоль площадки, валик из глины, в метр заборчик из нее же, потом соломенная крыша хатки.
- Сколько? 780 метров?! Ну елки-палки, что ж мы будем отсюда возить?! Вот тебе и "давайте поработаем"... - ругается Командир. Оно и понятно - маловаты для нас такие полосы, особенно когда речь идет о нескольких подряд полетах.
Возвращаемся к самолету, Жора с "Саней" уже разгрузились и ждут наших расчетов. Считаем еще раз, вместе: с 750 метров мы часто взлетали "пустыми", то есть без груза, но с остатком топлива на пару с хвостиком часов. Это было где-то под три тонны. Сейчас у нас остаток полторы тонны, но надо взять еще две с половиной тонны груза. Получается четыре тонны, или тонна сверх обычного. Вроде и немного для двадцати с лишним тонн общей массы, но когда речь идет о каждом метре длинны разбега, то это неприятная разница. С надеждой подбрасываю сорванную травинку вверх - даже небольшой ветерок был бы нам в помощь. Но травка безвольно падает мне обратно на руку - штиль...
- Поработаем-поработаем... - еще раз подкалывает меня Командир, вспоминая наш позавчерашний разговор в офисе. - Ладно, раз уж мы здесь, то Жор, давайте, взвешивайте мешок и грузитесь так, что бы две двести получилось.
- Назад побольше?
- Да, что бы отходил легче...

Первая партия мешков укладывается в самолет. Получилось почти в пару слоев, что выглядит немного странно для нас перед взлетом, потому что часто у нас загрузка "до потолка". Но сегодня весь день такой необычный. Жора накидывает на задние мешки швартовочную сетку - обычно на точках это моя работа - хорошо летать с Техниками! Вот он закончил:
- Командир, я с вами?
- Жор, погуляйте с Саней здесь, там мы уж как нибуть разгрузимся.
На самом деле у Командира жесткий жизненный принцип - без нужды не рисковать лишними людьми.
- Тогда давайте, ехайте!!!
Запускаем ВСУ, закрываем рампу "от гидравлики", что бы не качать "ручкой дружбы" ручного насоса, рассаживаемся по местам, запускаем двигатели, выруливаем. Командир подруливает под деревья, разворачивается. Остановились. Читаем укороченную карту контрольных проверок.
- Готовы, Командир!
- Взлетаем! Взлетный режим...
Командир выводит двигатели на взлетный, удерживая тормоза. Гул движков перерастает в грозный рев. По сравнению с максимальными загрузками мы сейчас не тяжелые, чувствуется, как самолет буквально содрогается и водит хвостом от тяги двигателей. Моща - Ан-32!!!
Доклад Иваныча:
- На взлетном, в норме!
Командир отпускает тормоза. Самолет разом трогается с места, ускорение прижимает нас в кресла. Чуть больше десятка секунд - и мы уже на хорошей скорости. Как раз приближается край лужи. Штурвал на себя - самолет послушно приподнимает нос и тут же отходит от земли. Краем глаза вижу как уходят под нас домики, речка.
- Шасси убрать! Максимал ставим... - сейчас нам не нужна полная тяга, высота и скорость и так растут более чем уверенно.
- Ну, что, нормально, Командир? - улыбается Иваныч. Я присоединяюсь.
У Командира настроение получше:
- Давайте работайте! Закрылки убираем...отдал... - я радостно хватаюсь за штурвал. Взгляд на GPS, пару коротких движений- доворотов и мы на курсе.
Опять таки, для моей работы на Ан-32 необычно короткий перелет. Это на Ан-28 иногда приходилось "прыгать", на Ан-32 обычно если взлетели, то это минимум на час. Тут же и набирали всего пять минут и вот уже пора снижаться по удалению. Вроде и не далеко совсем, но тут уже под нами болота и разлившиеся реки, а в небе вокруг нас начинается серая, мокрая облачность. Правда мы из нее быстро выходим, взгляды вперед - ищем площадку Liet. Я пока слежу по GPS:
- Чуть правее! Удаление пятнадцать...
А вон она! Как и помним по прошлым посадкам здесь - посреди перемешанных воды и зеленой травы, вытянутое желтое пятно. Командир кладет руки на штурвал поплотнее.
- Пройдем, посмотрим, их тут похоже не слабо поливало...
Проносимся над полосой метрах на тридцати, уходим слегка в набор. Лужи на полосе местами стоят, но грунт равномерно светло-желтый и судя по нашим записям и памяти тут поверхность не сильно размокает.
- Заходим... - подитоживает Командир. Разворачиваемся, гася скорость и выпуская шасси-закрылки, пару минут - и мы уже катимся по полосе. Командир выглядывает вперед и заруливает на небольшое расширение рядом с полосой - типа перрон, не слишком гася скорость - предосторожности, если вдруг окажется мягко, потом на пятачке посуше осаживает самолет тормозами.
- Выключаемся!
Иваныч выключает стопкраны, двигатели затихают. Открываем двери. Тут нас встречает несколько сотен человек. Тоже поют песню, но потише. Народу много, все худые, одеты плохо, грязные. Не смотря на облачность душно. Тяжелый запах и чертовы мухи, как и везде. Дети выходят вперед взрослых, смотрят на нас голодно горящими глазами. Фигово все это наблюдать, скажу я вам честно...
Среди толпы встречающих "местных" несколько светлых лиц - «музунгу» - «люди без кожи», то есть белые. Правда лица уставшие, одежда перемазана глиной - видно не весело, мокро и грязно, им тут сейчас приходится. Но тем не менее работают - сильные ребята эти Волонтеры! Подходят, здороваются, быстро дают команды на разгрузку. В самолете их, так что бы не обижать остальных местных жителей, угощаем своей "Колой" и оставшимися от завтрака бутербродами. Я в полглаза присматриваю за погрузкой - мешки по цепочке быстро уходят из самолета.

- Готовы, Командир!
- Запускаемся, закрываемся, поехали!
И едем по мокрой полосе, разбрызгивая колесами лужи, с ходу разворачиваемся и взлетаем. После отрыва видим над саванной то тут то там столбы дождя из туч - мокрый сезон в разгаре.

Двадцать минут - б-р-р-ры! Скоростной заход с прямой, посадка, "Винты с упора" и мы гудим на полосе Teal. Жора встречает нас, руководя заруливанием, потом приветствует после открытия дверей:
- Красиво ушли, до лужи еще метров пятьдесят было. А что там?
- Да так, хреновенько. И поливает...
- Это я вижу!
Выходим из самолета - низ и борта, начиная от центроплана и назад в грязных потеках.
- Давайте грузимся, две с половиной берем. Жор, заправляем пять бочек.
- Две с половиной? Жарко становится! - остерегает нас Жора. За час его ожидания нас здесь он весь мокрый от пота.
- Нормально, тут полоса как бетон, легко уходим. Лучше на следующий раз, когда совсем жара будет, меньше оставим.
- Ну как скажете!
Смеемся, что Командир уже вошел в рабочий "задор". Он отмахивается. Мешки, глухо ухая, ложаться на пол в фюзеляже, под крылом с шутками и весельем местные помощники крутят ручку насоса, перекачивая керосин из бочек нам в баки. Командир отдыхает в прохладном фюзеляже, откинувшись на лавке.

- Командир, Готовы! - Готовы?! Поехали!
Подруливаем под самые деревья, законцовка крыла даже легонько цепляет ветки. Опять тормоза, рев двигателей, дрожит в нетерпении разбега штурвал.
- Взлетаем! - Параметры в норме...Скорость растет...Отрыв!
По-моему колеса таки проехали по луже, но в целом ушли нормально.
- Шасси убираем! Давай на курс...
И мы опять летим из желтизны солнца в серость дождей.

Второй и третий полет в Liet не сильно отличались от первого. Разве что таки пошел дождь, он как то уныло сек нам по стеклам на посадке и тихонько шуршал по обшивке, пока мы стояли. Поверхность площадки размокла - все перемещения по поверхности происходили по слою грязи и воды. К нашему счастью основа грунта тут была крепкая и глубже не нога ни колеса не проваливались. Хотя в грязи измазались и в самолет, даже в кабину, натаскали ее порядочно. Грузчики выкидывали мешки в кучу на синей пленке - следы других ООН-овских миссий.

Запомнился эпизод, что во время третей разгрузки прямо из этой кучи ко мне, стоявшему возле рампы, выползла и шустро поползла небольшая зеленая змейка. Я подпрыгнул на рампу, змею правда тут же быстро зарубили мачете. Один из "местных" весело прокомментировал: - Five minutes! Yes, five minutes and you are dead...
Остался немой вопрос - привезли ли мы ее с собой из Teal-a или это она уже тут приползла??? И острое желание смотреть под ноги, даже в самолете...

И еще три раза рев двигателей на взлетном, потом через двадцать минут рев "винтов с упора".
Наконец крайняя посадка в Teal-e - солнце, следя за всеми нашими прыжками, переместилось с востока на запад и уже начало подопускаться. У всех за день осунувшиеся лица, подосипшие голоса, шум в ушах и от громкости движков и от перепадов давления. Замечаю, что мы разговариваем либо крича друг другу, уже по привычке пытаясь перекричать бортовой шум, либо наоборот жестами, сберегая осипшее горло и потрескавшиеся губы. Заправляем оставшиеся пятнадцать бочек топлива и можно уходить на базу.
- Командир, можно мы крайнюю бочку чуть не дольем, местным керосину оставим? А то они нам уже подарок привели... - Жора показывает на дерево рядом, к нему привязан молоденький козлик.
- Няма-чома! - радостно кричит "Саня". Так на суахили называется шашлык из молодого мяса.

Заправились, закрылись, выруливаем. Командир разворачивает самолет, оборачивается ко мне:
- Давай! Только рано не тяни, так как до этого, перед лужей отрыв...
- Понял!
Поплотнее берусь за штурвал. В основном при работе на точках я его "мягко отслеживаю", потому что слишком уж малы запасы на ошибку, но под конец достается и мне "полетать". Вернее "почти достается", если бы не...
Начинаю взлет обычно:
- Готовы?
Командир с Иванычем кивают, выдвигаю РУД-ы вперед до упора, Иваныч их дожимает.
- В норме!
Краем глаза вижу кивок головы Командира.
- Поехали!
Отпущены тормоза и уже в который раз за сегодня спинами чувствуем давление кресел. Скорость растет, лужа приближается. И вдруг случается это... Леденящий душу рев сирены!!!
Единственное, что звучит она не спереди-сбоку, где у нас все сигнализации, а где-то отдаленно сзади.
- В норме... - удивленным голосом вскрикивает Иваныч.
- П-п-продолжаем! - рявкает Командир. И почти сразу вместе берем штурвалы на себя.
- Отрыв!
Самолет очень даже резво отходит от земли, устремляясь в небеса.
- Бля, что это было?!!!
В кабину засовывается смеющееся Жорино лицо:
- Сорри, это козел на взлете реветь начал! И еще и обделался со страху весь...
- Жора, мы тут чуть сами не...
- Ничего, мы его уже сегодня вечером накажем!

Усталые, подгоревшие на солнышке, но все же где-то довольные, наши лица. Подсохшие в прохладе кондиционирования, и подзадубевшие от пота рубашки. Синее небо, где-то слева, на севере, остаются розовые столбы вечерних гроз. Серо-желтая земля под нами. Солнце потихоньку опускается у нас за хвостом, опять золотя наши крылья. Впереди, между горушек, темной стрелкой полосы ждет нас База.

Вечером ужинаем свежезажареным на огне мясом, вкуснющее пиво "Tusker" льется в наше горло и исчезает там, как вода в песке. Чуть насытились и сразу начинают закрываться глаза. Но когда голова касается подушки, то в ушах снова гул движков, а в глазах убегает под тебя земля...

По прошествии некоторого времени конечно винты в ушах уже не гудят. Но где-то в аэропорту, когда мимо рулит "турбо-проп", то обязательно оглянешься. И переливчатые Африканские песни, запах керосина, чувство тугого штурвала, перегрузки, вжимающей тебя в кресло на взлете, клацание тугих "Антоновских" АЗС-ов, щелканье замков рампы - все это еще помнится и дорого.




P.S. Этот пост оставляю открытым, потому что его читают Люди не слишком дружащие с жж. Работа и современность читается только через "френдореквест". И сорри, но я там избирателен и субъективен.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →