flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Category:

Ан-28. Перегон в Африку. День 2. Анталия - Луксор - Хартум - Адис-Абеба.

Утро. Их разбудил звонок с ресепшена - похоже Турецкая девушка не забыла даже это, потому что Пашка подъем не заказывал. Он собственно вчера забыл даже с ней договорится когда-же она за ними приедет. Но флайтплан он ей отдал, где они с Командиром посчитали время вылета, все остальное Девушка рассчитала сама.
Пашка открыл шторы - ух ты! Синее небо, светлосерые горы, темно-синее море где-то сбоку. Внизу прямо под окном голубой бассейн, где плескались все те же солидные Европейцы.
"Хорошо бы когда-то приехать сюда. И не самому конечно..."
Эта мысль его взбодрила. Но надо было спешить, потому что ресепшен сказал, что автобус уже едет за ними.
"Ладно, потом когда нибуть обязательно... А сейчас работать!"

Спустились экипажем в холл - очередная Девушка в форме уже ждала их. Даже за гостиницу не пришлось рассчитываться - все в сервис было включено. Быстро доехали до аэропорта, опять не выходя из автобуса проехали прямо на самолет - в конце 90-ых с авиабезопасностью было проще. Приехал заправщик - заправились. Девушка тут же быстро нарисовала счет, тут же приняла оплату за все сразу. Без всяких привычных им всем по дому забегов по бугалтериям-кассам - выписать сумму-подтвердить- оплата в кассу в другом конце аэропорта... Это было что-то! Пашка все еще ждал какого-то подвоха, приезда таможни или еще какого-то инспектора. Например их еще дома пугали, что в Турции любят проверять наличие плотов у самолетов летящих в сторону моря, а у них плота так и не случилось, не смотря на все первоначальные обещания их фирмы.

Что-бы дорогие читатели могли представить, "как это было", то один эпизодов их подготовки: в один из крайних дней перед вылетом в офисе Командир сильно поругался с начальством:
- Так, а где же обещаный плот?
- Владимир Николаич, да мы посчитали, что арендовать его, а потом оплатить его доставку из Африки обратно в Украину - это слишком дорого. Вы уж если что, то дайте инспектору чего-то там, и он от вас отвяжется.
- А если не дай Бог конечно, но плот нам действительно понадобится?!
- Ну, Володя, вы же знаете "спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Можете придумывать себе, что хотите - лодки, жилеты... Но за ваш счет!
Не надо так летать!!!

Но тем утром так никто до них и не домогся. И даже наоборот - Девушка помахала им рукой и сказала "Бай-бай!" и отбыла восвояси на своем автобусе.
Они поусаживались в кабине. До времени указанного в плане было еще полчаса. Командир:
- Давай попросим разрешение, может дадут заранее?
Пашка спросил, получил ответ, даже почти безошибочно его повторил. А Диспетчер неожиданно ответил:
- ТЕТ 2804, if ready cleared to start. Report ready for taxi.
Это было просто круто! Они привыкли, что диспетчер не разрешит им с места двинуться до времени вылета, даже в пустых домашних аэропортах. А тут вполне живая Анталия и "запуск по готовности..."
Вырулили-взлетели курсом на север. Потом в утреннем спокойном и чистом воздухе красивый набор по схеме с разворотом на Юг над городом и Средиземным морем.
Когда Паша с Командиром готовились к перелету, то участок над морем им казался наиболее длинным и волнительным. Но в реальности все было очень даже красиво - голубое небо, синее море, достаточно часто видимые кораблики на нем - жить можно!

Красоту подпортил участок связи с Эркан-контролем и Никосией. Пашке про него рассказывал Мишка, и с Андреем они вместе про него читали и разбирались. Но все это было где-то и когда-то, а тут кроме полетного стресса и недопонимания, добавилось, то что с нормальной высоты полета Ан-28 - чуть выше трех километров, дальность связи по УКВ очень мала. Они кому-то что-то кричали, но то их не слышали, то они. И кроме того с СПУ Ан-28 не возможно было слушать две радиостанции сразу - приходилось каждому сидеть на своей и потом друг другу пересказывать, кто что понял. Бардак получился еще тот! Но ничего - зона Никосии тоже скоро закончилась, вошли в Каир-контроль. Поначалу он их тоже конечно не слышал - далеко, но потом связь наладилась, настроение повысилось.

И тут Командир высказал вполне своевременную мысль, что "пора бы и перекусить!" В кабину был вызван Стас:
- Стас, будь другом, сообрази нам поесть!
Если кто забывает, то на Ан-28 нет автопилота, поэтому экипаж в процессе полета максимально возможно остается на своих местах.
Прошло минут пять, из кабины краем глаза было видно, что Техники чем-то заняты в салоне, но было трудно понять чем. А потом в кабину было подано ЭТО.
Чудо кулинарно-технической мысли Стаса достойно отдельного описания: для начала Стас не мудрствуя лукаво взял белый батон и разрезал его пополам вдоль. На половины батона Стас отрезал по ломтю ветчины в несколько сантиметров толщиной. Поверх ветчины был возложен такой же кусман сыра. Так как Командир в "заказе меню" указал, что неплохо было бы и чего-то сладенького, то Стас поверх сыра водрузил по здоровенному куску яблочного повидла.
В небольшую кабину Ан-28 Стас подал свое произведение вдоль, при этом сам он остался за перегородкой. То есть между Командиром и Пашкой в какой-то момент просто возник курган еды. Они смеялись так, что кончиками крыльев дрожал даже самолет!

Под поедание этого супербутерброда и явилась на горизонте земля. Вернее сначала явилась белесо-серая дымка над ней, а потом уже в дымке проявилась сама желтая земля. Африка.

Если быть уж совсем точным, то слева от них она была не такой уж и желтой - там в Средиземное море впадал Нил и тянулись поливные зеленые клаптики полей вдоль него. А вот справа - да, песок - пустыня.
Каир спрямил их на CVO - один из маяков в райне Каира. Паша после вчерашней истории с KFK уже не сплоховал - забил буквы в "direct to...", жпс-ка показала направление, они подвернули. Потом "нашлись" пирамиды за Каиром, с трех километров их было видно отлично. Они с Командиром смотрели на них из кабины, техники поприжимались к окнам в салоне - история!
Культурную программу прервало перекачивание топлива из дополнительного бака. Этот перелет был вобщем-то единственным, где этот бак был действительно серьезно нужен - без дополнительного топлива до Луксора, где они планировали приземляться, они долетали с топливом "ноль". Поэтому пока от Каира не далеко ушли, то решили "раскачаться". И надо сказать, что Техники не зря старались на подготовке и переделывали систему несколько раз - все получилось и топливо до основного бака добралось нормально. Было забавно наблюдать, как в полете при работающих двигателях стрелка топливомера потихоньку двигается вверх, а не вниз.

Далее последовал кусок над настоящей пустыней. Южнее Каира Нил делает петлю на восток, а воздушная трасса идет прямо. Под ними час с лишним тянулся песок, перемежавшийся иногда черными, очень неприветливыми, скалами.
Техник Серега, подсевший к ним поближе к кабине, обозначил это:
- На таком пляже точно можно отдыхать голышом, ни кто увидит. Даже если захочешь...

У Пашки тем временем обозначились новые проблемы - как-то странно подзатихла связь. Каир им дал разрешение на точку, они ее пролетели, Паша попробовал доложить, а ответа не было. Командир объяснил, что в Африке это нормально, особенно для Ан-28, летающего не высоко - он часто "выпадает" из зон УКВ-связи. Пашка имел такой опыт еще с аэроклуба, но одно дело летать без связи над населенной територией, где ты не слышишь диспетчера, но постоянно видишь присутствие людей. А тут под ними от края и до края горизонта только песок и скалы - неприятно!
Паша попробовал связь на КВ, но безуспешно - радио шипело и рычало, но сколько он не вызывал, никто так и не ответил. Африка...
Но двигатели гудят, крыло все так-же широко расправлено над горизонтом - значит живем. И работаем!!!
Счетчик дальности на gps-ке медленно, но упорно скручивался и скоро они уже должны были услышать Луксор. Паша поискал по карте, нашел частоты, попробовал вызывать и с буквально второй попытки дозвался. Диспетчер правда тараторил быстровато, но акцент был понятен, да и сама мысль, что там, куда они летят, есть люди, придавала уверенности, поэтому разобрались быстро:
- Николаич, по флайтплану до Луксора разрешили!
- Ну вот и хорошо...

Схема захода на посадку в Луксоре на полосу 02 для Ан-28 просто бесконечно длинная. Они прошли над возникшей посреди пустыни полосой, и полетели дальше от нее. По схеме разворот обратно для захода выполняется на удалении 15 миль. 15 миль - почти тридцать километров. А тридцать километров для Ан-28 это десять минут полета. Признаки цивилизации под ними опять кончились, начались серо-желтые скалы. Командир не выдержал минут через пять:
- Паш, мы точно туда летим?
- Так по схеме, Владимир Николаевич!
- Скажи, что разворачиваемся. Визуальный заход просим!
Диспетчер как-бы не был против, единственное что подтвердил - не снижайтесь! Нагромождения камня и песка они и так под собой наблюдали - напоминать и не требовалось. Долго летели обратно, но тут хоть аэродром был виден. Приземлились...

Первое впечатление - Луна! Аэродром в Луксоре построен на плоском пустынно-каменистом нагорье, тут нет травы, только песок и камень. Небольшой терминал, полузаброшенные капониры-укрытия для военных вокруг. Правда просторные и ровные полоса и рулежки. И пустота такая, что на маленьком Ан-28 они себя чувствовали как-то странно. Но еще с полосы в центре перона увидели желтую машинку и встречающего техника возле нее - туда и направились. Единственный Самолет оказавшийся на весь большой перон - припавший пылью и покосившийся на спущенное колесо Ан-2.
Зарулили, выключились, открыли двери - жарко. Африка! Подъехал на расхлябанной легковушке "Egypt Air service", за ним не менее расхлябанный и дымящий заправщик. Водитель заправщика широко улыбался...
Собственно это и было, все, что запомнилось от Луксора. Самолет нагрелся, стало жарко и захотелось оттуда поскорее смыться. Что и сделали.
Рассчитались, запросились, запустились, взлетели...

Перелет до Хартума почти ни чем не запомнился. Взлетели, под ними опять потянулась каменистая пустыня. Опять быстро затихла УКВ-связь. Пашка сделал для себя новые шаги - во-первых попросил кого-то из вышелетящих бортов ретранслировать их Каиру и потом Хартуму и позже наконец получилось связаться по КВ связи с Хартумом.
Как раз на подлете к Хартуму солнце покраснело и покатилось за правое крыло. Заходили в красивом закатном небе. Хартум внизу встречал неяркими огнями, аэродром вобще выглядел темным пятном в городе. И довольно интенсивная связь, при чем очень многие "борты" отвечали, к Пашкиному удивлению, с характерным и очень знакомым акцентом. Когда приземлились, то стало все понятно - отечественной матчасти тут оказалось гораздо больше, чем какой либо другой. В 1999-ом году кого там только не было - от тех же Ан-2 и Ми-2, Антошки всех возможных видов, Ту-шки, Ил-ы 76-ые и даже гордый киль Ил-62 виднелся в глубине стоянок. Все это было очень плотно - крыло над крылом,- запарковано на полутемном пероне и однозначно "живо" - вокруг сновали самые разнообразные машины, открытые рампы "семьдесят шестых" и "двенадцатых" светились, там и вокруг двигались люди.

Где-то между "больших" остановились и они. Открыли дверь - уф! Жара, влажность, густо замешанная с запахом керосина и пыли, пошла в прохладный после полета самолет, как из открытой двери бани. Вместе с жарой в их маленький салон начали набиваться люди. Очень темные и с очень резким запахом (назовем это так вежливо) пота.
Часть из них чего-то сразу начала хотеть, часть бойко матерясь на русском, предлагать. Главным среди нескольких выделился таможенник, который обстоятельно обсмотрел их нехитрый скарб, а потом наконец повернулся к Пашке.
- Жи-ди?
- Что?...Sorry, what?
- G-D?!
С какой-то там попытки Пашка понял наконец, что от него хотят один из их документов - "генеральную декларацию". И тут то Пашку (да собственно и весь Экипаж) сильно подвело отсутствие опыта международных полетов. Он полез в свою "документационную" папку - там "генералок" не оказалось. Он порылся еще (все это под взглядами таможенника и других) - нет блин! Пашка по очереди доставал таможеннику из пачки все похожие бумаги, но "генералки" там не нашлось. Пашка сходил в кабину, порылся в сумке. Там нашлись пустые бланки, но без печатей компании. И Пашка, не знавший, что на этом документе подпись Командира заменяет все остальное ... сунул их обратно в сумку.
Он вышел из жаркого салона в темноту к Командиру. Тот стоял разговаривая с парой подошедших техников с соседних самолетов.
- Владимир Николаевич, таможенник просит очередную бумагу, а ее у нас нет...
- Ты точно все посмотрел?!
- Да. Из Киева мы их мало взяли, всем раздавали, вот они и кончились...
Из самолета как раз вышел таможенник.
- Кептейн, Жи-Ди?
- Нету...
- In this case no overnight stop in Republic of Sudan. You must go out of here!

По плану они должны были ночевать в Хартуме. Пашке правда тут уже не понравилось ни чего - ни жара, ни неприветливый прием. Они конечно уже были целый день на ногах и налетали восемь часов, но сказалось новизна и хорошее возбуждение - усталости почти не чувствовалось. Видимо все тоже самое думал и Командир.
- Ну, что, Паш, рванем еще до Адисы?
- Да легко! Все равно нас тут не ждут!
Чужие техники, стоявшие рядом, переглянулись. К сожалению они не знали "летно-менеджерской" документации и не смогли помочь.
- Так что, дальше пойдете? Ну тогда удачи!
- Спасибо, мужики! Вам тут тоже всего самого!!!
И своим техникам:
- Стас, Серега, заправляйтесь и готовьтесь, сейчас дальше полетим!
- Командир, у вас крылья еще не болят?!
- А что делать, не хотят нас тут...Поехали!

Заправились, рассчитались. Таможенник с чувством выполненного долга покинул стоянку. А они закрыли дверь, запросились, запустились, порулили.
Долго стояли-молотили на предварительном, не смотря на то, что доложили, что готовы взлетать прямо от рулежки. Иначе в Хартуме надо рулить обратно по полосе, там разворачиваться и только потом взлетать, но конечно Ан-28 такие маневры на трехкилометровой полосе ни к чему. Но все равно пришлось долго ждать - за это время приземлились Ан-12 и Ил-76 с ООН-овскими маркировками на киле.
- Работают люди! А как у нас там будет???

Наконец им разрешили взлет. Короткий разбег и они в воздухе. На западе еще чуть светлое небо - там догорает закат. А они развернулись вправо и пошли на юго-восток, на Адис-Абебу. Навстречу своим самым большим приключениям за весь перелет...

Начало было собственно вполне спокойное. После взлета развернулись, по GPS стали на курс. Воздушная трасса R611 соединяет Хартум и Адис-Абебу одной прямой линией длинной в 1000 с небольшим километров. Уже было темно, и даже на земле вскоре после Хартума огни совсем исчезли. Это было немного непривычно и жутковато - понятно, что цивилизации вокруг не было ни какой!
Но в кабине, подсвеченной ночным освещением было очень даже уютно. Так как связь была понятной - они были одни на этой частоте и от них требовалось доложить следующую точку, до которой было еще полчаса лету, а навигация - выдерживать прямую линию по жпс-ке предельно простой, то у Пашки даже появилось пару минут подумать об немного отвлеченных от их полета вещах. Придерживая штурвал конечно, потому что дорвавшись наконец, он старался пилотировать все возможное время.
Сначала, глядя на красоту ночной кабины, ему вспомнилось, как еще школьником он мечтал о длинных ночных полетах в вот такой вот кабине. Что-бы было темно, светились приборы и монотонно гудели двигатели. И он сам куда-то вел свой самолет. И вот ведет ведь таки!

Слегка напрягала мысль, что они будут делать в Адис-Абебе, если и там потребуют очередную "Жи-Ди", а она не найдется. Но усталость от длинного дня, насыщенного эмоциями и событиями брала свое - на мозг накатывала расслабляющая мысль "долетим, а там решим...". Хотя все же крайние пару дней уже научили Пашку не оставлять неясные вопросы на потом, и он передал управление Командиру, решив внимательно разобраться в бумагах. В самом низу сумки нашлась "запасная" пачка General Declaration с логотипом их фирмы, но без печатей. По тогдашнему своему опыту Пашка не знал, что на этом документе в принципе печать то и не важна, так как подписи Командира достаточно, что-бы задекларировать состав экипажа. Хотя все равно другого выхода кроме как использовать эти бланки уже не было, и этим они и успокоились.

Пашка опять взялся за штурвал и тут то и случилось. Уже довольно далеким и скрипучим из-за помех голосом на связь вышел Хартум-контроль:
- Tango Echo Tango 2804, which level will you climb to point TIKAT???
- TET 2804, we will maintain level 130.
- Negative TET 2804, you must climb level 170 at least!...
- Паш, какой нафиг сто сдемьдесят! Скажи негерметичные мы...

Маленькое объяснение из теории: самолет Ан-28 не герметичен. Совсем. То есть в его кабине точно такой-же воздух, как и за бортом. На его рабочих высотах полета можно спокойно открыть форточку в боковом окне кабины и высунув руку "потрогать" скорость потока. По этой причине его обычная высота полета ограничена тремя километрами (эшелон 100) - выше обычному человеку дышать уже сложно. Сам же самолет технически позволяет набирать гораздо большую высоту - хорошая аэродинамика крыла и мощные двигатели "тянут". Поэтому по различным причинам Пашке конечно приходилось летать на нем выше - в аэроклубе пассажирами летали в основном свои спортивные и крепкие люди, поэтому ради экономии топлива обычно летали на высотах 3300-3600 метров. А парашютистов "бросали" с 4200 метров - эшелон 140. Но одно дело туда забраться на пару минут, "отработать" и быстро свалить вниз, а другое дело...

- TET2804 level 130 is below minimum safe altitude on this airway, you must climb higher!
- Stand by!
Пашка открыл карту. Вдоль линии пути стояли отметки безопасных высот.
- Ну вот же - везде Эф-Эл 130!
Провел пальцем вдоль трассы - в одном месте, уже поближе к Эфиопии стояла цифра минимальной безопасной высоты 133, значит минимальный безопасный эшелон будет 140. Открыл свой план - черт, почему-то он перепутал и решил, что здесь они будут идти на четных эшелонах и проскочат тот кусочек на 140-ом без проблем. Но они шли на восток, а значит на нечетных эшелонах, поэтому ближайший попутный был эшелон 150, а это уже 4500 метров - многовато! Но делать не чего:
- Николаич, тут кусок похоже надо на 150-ом эшелоне пройти...
- 150? Гм-гм... Ну давай, куда ж мы денемся.
- TET 2804, request climb level 150!
- Negative TET 2804, Adis control does not accept level 150 at night! Level 170 is minimum safe for you.
- Да что-ж блин такое!!!

Уже позже, сидя в офисе с большой картой и полноценным "Джепсенновским" сборником Пашка понял весь расклад. Во-первых почти на той самой прямой линии - трассе между Харумом и Адис-Абебой, всего в пяти километрах от оси трассы, оказалась горка с вершиной 4052 метров. Естественно это подняло минимально безопасную высоту до тех самых 13300 футов. Но реально это была высота едва ли не самой вершины и лишь небольшой выход за предел трассы в неудачном месте и можно оказаться прямо в горе. Минимальный безопасный эшелон 140 как-бы обеспечивал пролет, но по строгим правилам авиации запас на препятствием такой высоты должен быть не менее двух тысяч футов. 13300 + 2000 = 15300 (!). А дальше Африка! На самой карте про это ничего не говорилось, и только в толстой навигационной книжке сборника, в разделе Enroute стояла маленькая сноска: "At night level 160 is minimum safe on airway." Видимо днем предполагалось, что пилоты могут видеть гору визуально и не наткнуться, ночью же предлагалось пользоваться нормальными приборными правилами. И плюс опять таки 1000 футов на нечетный эшелон - вот и получилось 17000. А это уже 5100 метров!

- Паш, скажи, что не можем мы так высоко летать!
- Сейчас... Khartoum- Control, TET 2804, we unable climb level 170. We are ... - Пашка сам себе сильно удивился, как выученное когда-то на первоначалке по английскому и труднопроизносимое слово так удачно "выстрелило": - We are unpressurized airplane!
Голос Хартумского диспетчера резко обозлился:
- TET 2804, my friend, I cannot guaranty safety of your flight on levels below 170. You have a mountain in front of you! Will you climb or return?!!!
- Е-клмн, Николаич, он говорит гора у нас впереди! Не пустит он нас ниже...
- Сто семидесятый эшелон - это пять сто?
Паша открыл табличку.
- Да.
- Твою ж дивизию!!! Ну что делать - скажи, будем набирать...

Добавили режим двигателям, самолет пошел вверх. Не так быстро, как у земли конечно, но уверенно. По пару метров в секунду "залезли" на эшелон.
- TET 2804, maintaining level 170.
- Maintain, when able, contact Adis-Control...
Пашка накрутил следующую частоту на пульте, вышел в эфир, но ответа не было. Далеко...

Волей не волей он начал прислушиваться к собственным ощущениям. Пока что самочувствие было почти нормальным. Почти, потому что резко почувствовалась накопившаяся за эти дни усталость, сложные мысли сбивались и путались. При резких движениях странно кружилась голова.
- Паш, ты как?
- Нормально, Владимир Николаич!
- Смотри, повнимательней...
- Да я в порядке!
Состояние было похоже, как будто они всю ночь гуляли и пили, а теперь отходят от последствий. Только приятных воспоминаний от "гуляли", что-то не было.

В кабине стало пронзительно холодно, Пашка отдал управление Командиру, натянул свитер. В темном салоне зашевелились техники и
Паше пришла в голову мысль предупредить их о большой высоте. Но ничего хорошего из этого не получилось: Пашка помахал рукой вниз, мол "сидите спокойно", а Стасу показалось, что Пашка махал, подзывая их в кабину. Он резко вскочил, сделал два шага. В середине салона надо было переступить через ящик, Стас шагнул широко и ... упал, схватившись за голову. Как потом он сказал: "как молотком ударили...".
- Твою мать! Серега, Серега! помоги Стасу!!! Высота, у нас большая высота! Двигайтесь медленно!
Сереге видимо уже было худо, он пополз к Стасу по салону, подтягивая за собой кислородный баллон.

Пашка обернулся в кабину, кивнул Командиру: готов взять управление. Командир кивнул - отдал. Пашка вцепился в штурвал, хотя еще пару минут не то управлял, не то за него держался - после даже резкого движения головой и крика в глазах все плыло. Потом почувствовал, как Командир шевельнул штурвал:
- Паш, держи высоту, держи...
Паша вгляделся в высотомер - черт, сто метров ушли, а он и не заметил!
- Все, держу.
- Если совсем плохо, то ты скажи!
- Я в порядке, Николаич!!!
В кабину засунулся Серега.
- Там Стасу совсем плохо, помирает...
Они разом оглянулись на Стаса. Он конечно лежал на полу и в кислородной маске, но голову чуть приподнял, и рукой пошевелил.
- Ну может еще не совсем помер? Ты, Серег пойди, рядом с ним полежи, кислородом подыши...
Через пару минут Серега приполз обратно, притащил кислородный баллон.
- Стас сказал, что-бы я вам отдал!
Баллон у них на всех был один...Ответил ему Командир:
- Не, Серег, дышите сами! Нам на всех на весь полет все равно не хватит, а по чуть чуть дышать не поможет, только хуже будет.

У кого-то из читающих может возникнуть вопрос - почему все-же Командир отказался от кислорода? Коротко поясню: при большом плюсе у дыхании кислородом на высоте есть свои недостатки. Первый - кислородная эйфория, когда им начинаешь дышать. Когда ослабленный и гипоксированный организм начинает получать кислород, то наступает состояние подобное опьянению от шампанского - очень быстро становится хорошо, в голове шумит и так весело, что все проблемы уже не волнуют. В таком состоянии люди и погибали.
Второй - баллон у них был один, и тот появился у них на борту только потому что он должен был быть, и начальство забоялось, что инспекция их таки заловит. Одного баллона даже на двоих пилотов хватило бы лишь недолго подышать. А дальше все равно терпеть. Поэтому очень правильное Командирское решение - не расслаблять организм, а настраиваться и терпеть с самого начала.

Как же потянулось время! И мысли тяжело переворачивались в голове. Напрягаться не хотелось, от этого начинал стучать пульс в висках. Но чуть перестаешь думать о полете и даешь себе расслабиться - тянет в сон.
- Ты в порядке, Паш?!
- В порядке, Командир, в порядке...
- Ты не спи, Паш, держи приборы! Если совсем тяжело - рассказывай мне что-то. Или песни пой! Какие песни знаешь?!
Паша постарался найти что-то в памяти подходящее моменту. Потом просто песню. Чего-то не пелось...Вспомнилось:
- Не ходите дети в Африку гулять!
- Нормально!!!

Где-то между попытками вспомнить песню и держать приборы Пашка выглянул из кабины. Сначала обрадовался: под ними светились огни! Наконец то жизнь в этой темноте. Причем совсем не далеко от них - превышение рельефа сказывалось и то, что они летели на высоте пяти километров не слишком отдалило их от земной поверхности.
Но потом он вгляделся повнимательней - огни тянулись странными линиями, переливались и цвет у них был какой-то ярко-оранжевый - необычный для человеческого-электрического света. Еще один взгляд - е-мае, не цивилизация это! Под ними просто горела саванна...
Пашка "вернулся" в кабину, глаза в приборы, руки покрепче на штурвал. "Держать приборы, держать!!!"

IMG_7642_1

Спустя наверное долгий час, а то и больше, наконец ожило радио. Кто-то позвал Адис ( Адис-Абебу) - Контроль, и она даже кому-то ответила. Пашка, где-то очень отдаленно помня что связь входит в его обязанности, нажал тангенту "Радио":
- Adis Control, Tango Echo Tango 2804...
- Go ahead, TET 2804!

Где-то была жизнь! И по невидимой ниточке радиосвязи, да линии на экране GPS-ки они туда тянулись. И хотя на их запрос о снижении Адис-Контроль ответил "нет - не наблюдаю вас на локаторе", но как-то стало легче. Хотя в таком состоянии легче где-то граничит с уже "все равно", и себя и друг друга все равно приходилось одергивать: "Держи -не спи!!!"

И наконец закончились эти долгие два часа. Связь с Адис-Абебой стала громкой и отчетливой. Диспетчер правда продержал их на высоком эшелоне до самого начала снижения для захода на посадку. Но вот уже показалась наконец россыпь огоньков города, чуть сбоку огни аэродрома.
- Разрешили снижение!
Пашка поразглядывал схемы захода с трудом вникая в их содержимое. Отметил большое количество затемненных зон по сторонам от полосы.
- Николаич, тут горы!
- Да я понял, Паш, понял.
Само снижение показалось коротким - превышение аэродрома 7650 футов (2300 метров!) сказалось. Пару "ступенек" по высотам и им уже разрешили заход. Диспетчер рассказал им что-то длинное и закрученное, но Пашкино, да и видимо Командира состояние на тот момент было "угадал все буквы, но не понял слово". Паша с трудом уловил высоту, на которую надо снижаться, пересказал ее Командиру. Тот буквально пикировал на нее, ко всем прочим радостям заложило уши. Впереди под странным углом, далеко внизу, показались огни полосы.
- Все, скажи, наблюдаем полосу мы... - выдохнул Командир. И не дожидаясь прочих команд и инструкций сразу закрутил. Еще кажется где-то о чем-то ругался диспетчер, пытаясь что-то сказать про "other side", почему-то пропали из виду, а потом появились с другой стороны огни полосы, но это были уже мелочи.
- Паша, скажи вижаул мы, реди ту лэнд!!!
Потом уже Паша понял, что при заходе с запада, как раз как они подошли, до самого аэропорта в Адис-Абебе довольно высокие горушки, да и нормального захода на полосы 07 собственно нет. Но Командир таки поставил колеса их самолета на полосу, винты загудели реверсом - живы!!!
Не пугали уже не возможные вопросы от диспетчеров, ни прочие формальности...

Попросили "Follow me", потому что разобрать в их состоянии да еще и на темном перроне Адис-Абебы что-то было уже запредельно. Из темноты выскочила машинка с неярким маячком, недолго их провела, остановилась. Помахал, отворачиваясь от яркого света их фары, палочками встречающий, они закатились, выключились. Долго сидели в креслах в наступавшей тишине.
Сюрреализм - на полутемном терминале прямо перед ними просматривался лозунг "Добро Пожаловать!" Да-да, именно по-русски! Почему вдруг, тогда уже соображать сил не было.

К их удивлению, и конечно удаче на как для того момента, прилетных формальностей не было ни каких. Встречающий уехал куда-то в темноту, даже не дождавшись пока они открыли дверь. Выбрались из самолета техники, потом Командир и Паша. Было темно и свежо. Дышалось все еще как-то странно и глотки у всех пересохли - пили воду из бутылки и все ни как не помогало.
У Паши еще и очень болела голова и вобще как-то странно морозило. Подсознательно давила вина, что это все его, Пашкины ошибки, и что и кто ему сейчас за это скажет. Но из местных ни кто так и не появился. А к Командиру подошел Серега и начал жаловаться:
- Николаич, Вы скажите ему, этому Пашке! Он нас в следующий раз вобще в космос отправит. И без кислорода...
Владимир Николаевич положил руку на голову виновато стоявшему рядом Пашке:
- В космос? Без кислорода?! Этот может! И без кислорода!!! - Командир, засмеявшись, по отчески потрепал Пашке волосы. - Ну ты дал, Серега! Без кислорода в космос!!!
Пашку в бок пиханул Стас, которому уже полегчало, и теперь он тоже смеялся:
- Ты точно можешь без кислорода! А я чем дышать?!
Серега грубовато ответил чем, но от этой глупой шутки их просто прорвало. Они не смеялись уже. Они хохотали до слез! Толкали друг друга, говорили что-то не связное. Это была истерика. Отходняк...

Отрывочные воспоминания от того вечера: у самолета бродили долго. Стас таки достал бутылку водки и прямо под самолетом все сделали по глотку - чуть полегчало. Заодно и ждали, кто-же приедет "по их душу". Но никто так и не приехал. Пашка попробовал было сходить в здание терминала и кого-то там найти, но где-то в полуосвещенных коридорах некто темный сказал "Just go out...".
Он вернулся на самолет и они, собрав сумки, пошли. Опять петляющие полутемные коридоры, сонный охранник проводивший их через подобие проходной, немым взглядом. Они вышли на привокзальную площадь, поймали там раздолбанное такси.
- Hotel?
- Hotel!
- Which hotel?
- Any...
Сонный ресепшен маленькой гостиницы. Подъем на третий этаж по крутой лестнице - сбилось дыхание - опять превышение! Еще 50 грамм водки в номере у командира, неуверенные шаги в свой. Кровать, темнота. На сегодня все...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →