flying_elk (flying_elk) wrote,
flying_elk
flying_elk

Category:

Ан-28. Перегон в Африку. День 1. Киев ("Чайка") - Киев ("Жуляны") - Бургас - Анталия.

Будильник срывает сон напрочь. Взгляд в окно - серо и мокро, снег съезжает с провисших веток деревьев. Ох и погодка...

Тем не менее через полчаса Пашка уже во дворе, ждет такси. У ног две тяжелые сумки, полные самых разнообразных вещей (кто знает что "там" пригодится?). Долгий, пытающийся впитать все, взгляд на двор-дом-подъезд, снег под ногами - все это твое, но как и когда ты это увидишь опять?!
Желтая, холодная, фырчащая, как и ее водитель на погоду, "копейка" доставляет его на аэродром аэроклуба. Не смотря на раннее время и погоду тут уже заметны шевеления. Техники чистят самолет от снега, только по счастливому совпадению обстоятельств температура, упавшая вчера, теперь вернулась к чуть выше ноля и снег счищается с поверхностей легко, Командиры курят в сторонке. "Командиры" потому что на первом перелете Чайка-Жуляны фирма решила записать еще одну "проверку техники пилотирования и самолетовождения" их экипажу и с ними летит Шеф-пилот.
- Доброе утро, Николаич!
- Привет! Готов?!
На самом деле в душе у Пашки скребутся очень большие кошки. Куда и как они летят и как это все будет, он себе пока представляет очень слабо. Но как на парашютных прыжках, когда, перед дверью уже не когда бояться, поэтому ответ положительный:
- Так точно!
- Ну все, тогда летим!
Всем коллективом за час почистили самолет от снега. К этому моменту подъехал Директор фирмы, подтвердил, что все идет по плану и в Жулянах их ждут на прохождение пограничного-таможенного контроля. Оставалась самая малость - выбраться с заснеженной Чайки!
С Командирами Пашка вышел на край поля. Попинали-покопали ногой снег - сантиметров 10-15, а местами и больше, но опять таки повезло - осень была сухой и под снегом был более менее твердый грунт.
- Ладно, попробуем с этого взлететь. Пошли решение принимать!
Зашли в такое привычное Пашке здание аэроклуба. Странно было только находится здесь на правах уже чужого пилота, но все остальное - свое. Поулыбались с медсестрой, расписываясь в журнале, поднялись на Вышку. Там Старший Штурман аэроклуба Виталий Иосифович, с которым Пашка начинал летать еще будучи курсантом.
- Ну что, будете лететь?
- Будем!
Между "Чайкой" и "Жулянами" аж 12 километров по прямой - собираться, дольше чем лететь. Поэтому звонок диспетчерам в Жуляны - принимаете борт? - принимаем, пусть только за погодой следят, у нас прогноз по минимуму...
Роспись в журнале принятия решений, пожатие рук. Виталий Иосифович подходит к Пашке - удачи Вам!!!
- Это точно, очень надо! Спасибо за все...
Перепрыгивая снежную мокрень, вернулись на самолет. Забрались в холодную кабину, Командиры заняли пилотские кресла, Пашка пристроился между ними на ящике. Со скрипом закрыли створки двери.
- Чайка-вышка, Танго Еко Танго 2804, разрешите запуск?
- Разрешаю!
Началось!!!

Запустились, медленно, застревая и ревя движками, выбрались-вырулили со стоянки.
- ТЕТ 2804, разрешите предварительный?
А вот и первые приключения, на которые богаты все перелеты:
- Ждать...
Минута, две, три...
- 2804, есть какие-то новости?
- Пока ждать, 2804. А лучше кто-то из пилотов подойдите на вышку!
- Паш, давай!!!
Метров двести в туфлях по мокрому снегу (окончательно они высохли уже в Африке), бум-бум по лестницам.
На вышке Виталий Иосифович с телефонной трубкой у уха:
- Да, понятно... Вот у меня Пилот из экипажа подошел, передаю трубку...
- Здравствуйте, это Руководитель Полетов аэродрома Жуляны. Еще раз хотел уточнить, у меня сейчас фактическая нижняя кромка 70 метров и видимость километр. Вы по минимуму проходите?
Честно говоря на тот момент Пашке не приходилось принимать таких решений. Да и в такую погоду за свои пять лет в аэроклубе ему летать не приходилось. Поэтому решение он принял руководствуясь общим настроением Командиров:
- Да, все нормально, проходим!
Для Ан-28, оборудованного лишь АРК, это немного смелое заявление. Еще раз говорю - не надо так делать!!!
Еще раз пожелание удачи от Виталия Иосифовича, еще раз бегом по лестницам и снегу. Запрыгнул в уже потеплевший самолет, закрыл дверь, пробрался по заваленному барахлом салону к Командирам.
- Что там?
- В Жулянах нижний край 70, видимость километр...
- Ты заведешь по ЖПС-ке?!
- Попробую...
- Ты Паш не пробуй, а заводи. Координаты торцов есть? Поехали, а то до весны тут сидеть будем!

- Танго Еко Танго 2804, взлет разрешаю! После взлета набор 300 по давлению Чайки, связь Жуляны-Круг 120 и 9...
В семейном фотоальбоме у Пашки хранится маленькая, но очень дорогая ему фотография. Заснеженное поле и маленький сине-белый самолет посреди него. Снимал школьный Друг Димка как раз в то утро.

Fn-28 chaik

Глядя на снимок, вспоминается как взвыли двигатели и заревели винты, когда Командир вывел двигатели на взлетный. И как медленно и тяжело побежал по глубокому мокрому снегу Самолет.
Начало разбега было напряженное - самолет дергался и проваливался. Но где-то посреди Чайковского поля есть бугор, там и снега было поменьше и грунт под ним потверже, чуть подросла скорость. А дальше Спасибо Олегу Константиновичу Антонову - Ан-14/28 были его "любимыми детками" - длинное и прямое (планерное!) крыло Самолета "оперлось на воздух", колеса разгрузились и вот он - Отрыв!!!

Далее события понеслись очень быстро. Видимо Командиры на разбеге здорово тянули на себя, и сам самолет обрадовался, вырвавшись из снежного плена, потому что сразу после взлета тангаж рванул в космос, - самолет "попер". Крайнее, что увидел удивленный Пашка: заснеженная лесополоса на краю поля и низкая серая облачность, просто одеялом валящаяся на кабину. Потом она их накрыла. Перешли "на приборы". Краем глаза Пашка заметил, что один из приборов на Командирской стороне ведет себя странно - стрелка буквально накручивала обороты! Но понять, что происходит он честно говоря не успел, потому что с ящика, на котором он сидел, его вдруг отрицательная перегрузка начала его поднимать к потолку кабины, а в наушниках резко и бурно "заговорили матом":
- Куда?! ... Вова не дави!!! Высота... Твою ...!
К Пашкиному удивлению (офигению, честно говоря!!!), заснеженная земля меж облаков вынырнула вновь, только теперь она стремительно набегала из-за черного козырька приборной доски.
- Вова, отпусти! - Приборы! Высота...- Я взял!!!
К счастью землю удалось "остановить", нос поднялся и они опять нырнули в облака...
Где-то из далека донесся голос "Чайки":
- 2804, у вас все в порядке?
В кабине последовала короткая перепалка-разборка, в ходе которой было обнаружено, что буквально накануне техники таки поменяли Командирский "метрический" высотомер на "футовый". Внешний их вид практически идентичен - черный прибор с беленькими делениями шкалы, поэтому заранее не ожидая понять разницу сложно. В процессе подготовки про это Командиру ни кто не напомнил, и теперь он попытался занять высоту 300 футов (примерно сто метров!) вместо трехсот метров. К счастью находившийся на правом кресле Инструктор эту ситуацию быстро оценил и помог разобраться. Продолжили набор уже поплавней.
- ТЕТ 2804, взлет произвел, подхожу 300 метров, связь по направлению...
- Выполняйте!

"Жуляны-круг" приняли "борт" уверенно и спокойно, сразу дали курс к третьему развороту. В процессе правда Диспетчер сообщил, что погода ... чуть ниже чем хотелось бы, но теперь то уж им деваться не куда было.
- Паш, давай!
Спасибо Вам, Штурмана, Учителя и Инструктора Пашки! АРК настроить на дальний-ближний (навигация должна быть комплексной!), ЖПС в центр кабины и таким же твердо-уверенно-спокойным голосом, как работали Вы, заговорил и он:
- Подходим к третьему, пока на этом курсе...выполняем третий на курс 345...подходим...вывод...снижаемся, пока вертикальная два...подходим к четвертому...
Через пару минут оценкой Пашкиному труду прозвенел маркер дальнего привода.
- Двести десять метров, на курсе-глиссаде!
Аэропорт Жуляны, особенно если заходить с курсом 261, расположен в городе. Нижняя кромка была рванная, Пашка успел глянуть вправо где в просветах облачности виднелись улицы и дома. Там, не смотря на погоду, шла обычная жизнь - машины и автобусы на дорогах, окошки домов тепло и по родному светятся. Как же часто и долго он смотрел на заходящие на посадку в Жуляны самолеты оттуда! Мысль, что наконец то он уже смотрит на все это сверху порадовала. Но наслаждаться уже не когда было - в облаках все еще потряхивало, ветер менялся, полосу все еще не видать - работай!
- Вертикальная три, влево пять...еще левее...
- ТЕТ 2804 на курсе-глиссаде, посадку разрешаю!
Вывалились наконец из нижней кромки, цепочка огней подхода из под них тянулась как раз к полосе.
- Наблюдаю, садимся...
Прогудели реверсом на полосе, освободили, зарулили. Перон Жулян встретил их лужами и стоящими в сугробах Ан-24-ыми. Инструктор встал с правого кресла:
- Ну что, давайте ребята дальше сами, повнимательней!

Но с "давайте" быстро не получилось. Подъехал Директор с помошниками, они занялись таможней. Чего-то там не сошлось в документах, стояли, выходили-заходили в самолет - решали. Пашка с Командирами пока сходили в "штурманскую", успели даже попить чайку с дежурным Штурманом, получили очередную порцию пожеланий удачи. Это отвлекало от смурных мыслей и поддерживало - с ним разговаривали уже не как со вчерашним курсантом, а именно с Колегой, которому предстоит серьезная работа.
Удалось пару минут уделить и "личному" - к проходной подъехала Мама. Изначально думали, что она заберет у Пашки теплую куртку и другое зимнее барахло, но Командиры пошутили «да кто его знает, как и когда возвращаться будете?...», и идея отпала. Просто поговорили. Разговор получился нескладный, потому что она волновалась, а Пашка наоборот изо всех сил бодрился. Поэтому он не нашел ничего умнее чем сказать, что ему уже пора.

Наконец в штурманскую зашел директор:
- Все, разрешили!
Наступила короткая тишина, где видимо каждый подумал о своем. Пашка двинулся первый, начал собирать в сумку разложенные на столе документы. Из штурманской вышли вместе, но все остановились у двери проходной, пожали всем руки, и к самолету Командир с Пашкой пошли вдвоем. Им смотрели в след, они же смотрели под ноги, обходя лужи, и вперед. На свой Самолет, соседние, и расчищенные рулежки и полосу и сугробы за ними. Остро пахло мокрым снегом. Родина!!!

Посерьезневшие техники встретили их под крылом.
- Стас, готовы?
- Николаич, залили по пробки, все на мази!
- Закрываемся - поехали!
В небольшой салон кроме двухметрового бака еще загрузили запасной двигатель на раме, ящик с запасным винтом, холодильник (фирма узнала, что там куда они летят будет жарко:-) и кучу всяких других ящиков-коробок-сумок - бардак был еще тот! Пашка пробрался через все это в пилотскую кабину, уселся в "свое" правое кресло, пристегнулся, пристроил сумку со документами-картами-схемами и прочими полезными вещами, включил GPS-ку. Рядом Владимир Николаевич подчёркнуто серьезно расписался в бортовом журнале самолета, передал его Стасу.
- Аккумуляторы на борт, просим запуск!
Запустились, вырулили, взлетели.

Да, где-то перед запуском в кабине состоялся такой диалог:
- Владимир Николаевич, так мне связь сразу на английском начинать вести или пока на русском?
- Давай с Киевом на русском, а то мы тут сегодня уже и так отметились... А дальше уже по-английски пойдем.
Дело в том, что пару месяцев назад Командир пошутил, что даст Пашке повести связь с Киевом и Одессой на английском, и если проблем не будет, то они полетят дальше. А если будут, то Командир приземлится в Одессе и дальше это проблемы Пашки и руководства фирмы, что с этим делать...

Так вот, взлетели. Естественно взлет, хоть и с мокрой, но почищенной и бетонной Жулянской полосы прошел куда менее драматично, чем с "Чайки". После отрыва "нырнули" в низкую серую муть, пошли в набор, болтаясь и обледеневая, пробивая облачность, слой за слоем. Но в кабине стало наконец тепло, моторы уверенно гудели - жить можно. А где- то на двух километрах высоты наконец вышли за верхнюю кромку, в кабину засветило закатное солнышко - хорошо!!!

В это время в Киеве приехала с работы домой, и теперь горько плакала Пашкина Девушка. Будущая Жена.

91650016

Но пока это был еще совсем не конец того дня. В салоне за спинами раздался какой-то странный звук, и не успели Командир с Пашкой даже еще оглянуться, как в кабину засунулся Серега. Если вы смотрели кино "Торпедоносцы", то там была драматичная сцена, когда в подбитом самолете, один из членов экипажа кричал по СПУ: "Бак пробит, бензин течет..". Серега кричал не менее страшно:
- Керосин течет, взорвемся сейчас!!!!
Правда его голова из кабины быстро исчезла, а на его место сунулся Стас:
- Николаич, вы набирайте помедленней и нос пониже! У нас давлением дренаж сорвало, из бака потекло...
Сам Стас был полностью облит керосином, в одной руке у него была какая-то рубашка, ставшая теперь тряпкой, в другой заливочная лейка. Выдав свою просьбу, он бросился по кабине обратно, где уже Серега пытался подставить ведро под керосиновый фотнан из задней части дополнительного бака.
- Паша, проси у "контроля" 2400 пока сохранять! Скажи из-за облачности...
Прекратили набор, уменьшили тангаж. К счастью это возымело эффект, фонтан быстро прекратился. Техники закрутили злополучную трубку какими-то проволоками и тряпками. Пару ведер керосина они вылили прямо на створки заднего люка.
Стас опять пришел в кабину. С волос на лицо стекали капли, рукава комбеза по локоть мокрые, да и все отстальное тоже обильно полито керосином.
- Николаич, там литров сто ушло. Я как раз наклонился посмтореть, а ее как сорвет!
- Стас, но мы хоть не загоримся нах...?!
- Да не должны вроде. Там под полом ничего электрического нет, все скорее всего за борт вылилось...
Честно говоря на этом перелете дополнительный бак и не предполагалось использовать. Его залили только потому что дома топливо было все-же дешевле, ну и проверить заодно. Проверили, блин!

На некоторое время наконец то наступило спокойствие. Плавненько донабрали эшелон 3600 метров и потихоньку поплыли. Крейсерская скорость Ан-28 280-300 км/ч, поэтому перемещение в пространстве происходит медленно. Прошли Одессу, с которой Пашка уже вел связь на английском, прошли точку BAGRY, вышли в Румынию. Румыны тоже понимали Пашку, а он их - жизнь налаживается!

Перед снижением к первому аэродрому дозаправки, Болгарскому Бургасу, возникла следующая заминка.
- Паш, дай ка я схемы Бургаса гляну?
Паша одной рукой придерживая штурвал (еще раз напоминаю - на Ан-28 нет автопилота и кто-то пилотировать должен постоянно, и Пашка наконец дорвался - крутил-крутил-крутил!), полез в свою сумку, достал оттуда папку с копиями схем, где у него все было разложено. Пачка схем Бургаса оказалась неожиданно тонкой - всего пару листиков, а должно было быть много больше!
- Николаич, а ну возьмите управление на минутку!
Пашка "нырнул" в папку полностью, развернул те листики, что есть. Что за хрень?! Большей части схем международного аэропорта Бургас просто не было. Имелась что-то из схем выхода SID, была "очень нужная" им сейчас схема процедур уменьшения шума...Он перерыл и все остальные пачки – остальное, все что хочешь было, но Бургаса нет.
- Владимир Николаич, я что-то Бургаса не могу найти...
Как Командир посмотрел на него и что сказал, Пашка не видел. Солнце как раз зашло, в кабине стемнело. Возникшую в душе панику прервал вопрос Командира:
- Удаление? ... Снижение проси!
Командир (Спасибо ему за это огромное!!!) просто продолжил работать без всяких упреков Паше и это сильно его успокоило и дало возможность думать, что еще можно сделать. Он достал свой листик подготовки (на все участки перелета он по совету опытных товарищей, сделал что-то типа разрисованного штурманского плана полета) - там были хоть и частично, но выписаны курсы-высоты-частоты. Что-то нашлось и в GPS-ке. Ну и как это часто бывает в жизни - "везет, тому кто везет". Потому что диспетчер Бургас-подхода сразу дал им курс к четвертому, и еще с нескольких десятков километров они увидели на фоне темной земли огни полосы. Зашли-сели.

Примечание по ходу: Остальные листики со схемами аэродрома Бургас Паша обнаружил ... у себя дома на столе, через семь месяцев после возвращения из командировки. Видимо в крайний вечер он решил еще раз посмотреть первый участок перелета и отложил их в сторону...

"Проблем" конечно случился, потому что после посадки надо было куда-то рулить. Пилот с опытом поболе конечно бы справился - можно просто читать указатели "рулежек" и по ним ориентироваться. Пашка же пошел еще более простым путем (это Спасибо Военному Летчику-Инструктору):
- Burgas, we are not familiar with your aerodrom, request "Folow Me" car!
"Братушки" наверное очень удивились - потеряться на аэродроме из одной полосы и нескольких рулежек в принципе сложно было. Но машинка с маячком приехала и повела их на стоянку. Думаете все?! Еще далеко нет...

На Ан-28 створки маслорадиаторов открываются-закрываются только вручную, то есть экипаж должен за температурой масла следить. Занятые решением возникших "навигационных" проблем на снижении, когда начало теплеть и их надо было открыть, про них просто забыли. После посадки, пока стояли и ждали машину сопровождения масло быстро нагрелось - оно вообще у Ан-28 быстро греется, неудачные маслорадиаторы это одно из его слабых мест.
Когда начали наконец рулить, то на центральном табло напоминающим желтым светом загорелись сигнализаторы "предельной температуры масла" обеих двигателей. Створки открыли, руление продолжили, но едва машина притормозила в месте похожем на стоянку, Командир вырубил оба движка одним движением. В этот момент из машины вылез "маршалер" и как положенно, светящимися жестами начал показывать, что стоянка ... находится слева от них в еще метрах пятидесяти.
Двигатели на Ан-28 сразу после выключения запускать нельзя - надо подождать пока они минут десять остынут. Пришлось перед опешившим от удивления болгарином, выскакивать из самолета и техникам и Пашке и вручную докатывать самолет до стоянки.
Завершило болгарское удивление, когда уже на стоянке он подошел к самолету, протянутое ему Стасом полное ведро керосина:
- Это фьюел! Вылить куда???

В Бургасе долго задерживаться не планировали. Пашка сбегал на брифинг (тогда в Болгарии видимо это еще было обязательно), подал флайтплан. Собственно они у него заранее заготовлены были, осталось только время вписывать. Паша по неопытности правда чуть не вписал туда местное, но Братушка "Дежурный штурман" помог. Рассчитался за сервисы и за заправку, все квитанции в папку и бегом обратно на самолет.
Техники заправили и осмотрели Лошадку, Николаич, прячась за бортом, перекурил.
- Ну что, готовы? Поехали!
Вырулили по темному и тихому в те годы, Бургасскому аэродрому, взлетели. Да, в брифинге Пашка тайком срисовал схему рулежных дорожек, схемы выхода у него все таки были - живем!

От Бургаса над темным-темным Черным морем пошли на Юго-Восток. В воздушном пространстве Болгарии было тихо и спокойно, диспетчера вели связь на английском, но хотя-бы медленно и с знакомым акцентом. Следующей по маршруту зоны - Стамбула, Паша немного побаивался. У турков уже если что, на русском не переспросишь.
Но сначала все получилось неплохо - диспетчер их услышал, понял, потом даже подтвердил, что наблюдает на локаторе. Связь конечно по тогдашним Пашкиным понятиям просто "зашкаливала" - позывной за позывным!
Очередной "трабл" приключился через пару минут. Диспетчер наконец освободился от других дел и предложил им следовать напрямую на ... KFK. Кто много летает над Турцией, тот естественно знает, что это VOR-DME маяк города Афьйон, не далеко от Анталии. Но для Пашки тогда это было... В его плане, а соответственно и в маршруте GPS такой точки не было. Будь он поопытней он конечно просто сделал бы "GO TO ..." и не стал бы даже задумываться. Но тогда... Для начала он пару раз переспросил диспетчера название. Тот был занят другими бортами и отвечал быстро и недовольно. Пашка, не найдя такой точки в своем маршруте, развернул карту. В небольшой и темной кабине Ан-28 работать с картой было не удобно, тем не менее он честно поискал что-то похожее. Но из-за того, что они все еще были над Черным морем, а Афьйон гораздо южнее (оттуда фактически начинается заход в Анталию), и лету им до него было еще два часа, он его не заметил (к тому же оба они, и Командир и Пашка привыкли к нашим диспетчерам и ни как не ожидали, что могут вот так запросто "спрямить" через всю страну).
Пашка сложил карту, повернулся к Командиру:
- Николаич, ну не вижу я где этот Ки-эФ-Ки!
- Паш, ты мне курс скажи, и я туда поеду!
- Гм-гм...держите пока так.
Пашку в очередной раз спасли его занятия с Летчиком-Инструктором: "Паш, если совсем потерялись, вас куда-то перенаправляют, и вы не можете понять куда, то проси продолжить полет по флайтплану."
Так он и сделал. Удивились наверно турки, но разрешили. Так, выписывая повороты воздушных трасс "доехали" до начала захода в Анталию. Перед заходом Пашка наконец понял, где этот "чертов" KFK, но уже пролетели...
Начали заход с северо-запада. Часть захода по 12 мильной арке. О таком Пашка слышал только в теории, тем не менее вышли на дугу, развернулись. Перед этим Пашка достал из сумки линейку НЛ-10м (если кто не знает, то это логарифмическая линейка-расчетчик, приспособленная для решения авиационных задач). Достал и начал расчитывать крен. Линейка, что в принципе ожидаемо для их скорости и радиуса дуги, показала крен 2-3 градуса. Пашке это показалось не серьезно ( на учебе они решали задачи с большими скоростями, характерными для их выпускного типа Ан-24, и меньшими радиусами), поэтому он выдал Командиру "крен 5". Но очень скоро удаление начало уменьшатся и пришлось командовать "давайте пока по прямой" - оказывается своим расчетам таки можно верить!

Еще с разворота увидели Анталийскую полосу, повеселели, зашли, сели. Тут уже у Пашки все схемы были и они даже без переспрашиваний зарулили на стоянку.
Двигатели облегченно затихли - они на сегодня свою работу сделали. Но Пашкина работа продолжалась. И так как опыта у него не было, то дело шло тяжело.
К самолету подъехал автобусик, из него вышла турчанка, улыбчивая и симпатичная. На их беду она была в какой-то форме. После утреннего вылета из Жулян, где таможня и все остальные службы попили из них кровь, Пашка почему-то решил, что она представительница таких же турецких служб и что теперь им предстоит очередная таможенная проверка в Турции.
Девушка улыбнулась и попросила какой-то документ. Пашка вывалил ей все, что имел. Девушка выбрала пару листочков из пачки, еще раз улыбнулась и позвала их с Командиром в автобус. Надо сказать что поздним вечером в ноябре даже в Анталии на перроне было весьма свежо. Они зашли в авотбус, сели друг на против друга. Девушка продолжала лучезарно улыбаться, Пашка же, как и Командир, все ожидали от нее допроса с пристрастием - что куда везете, зачем летите...
После нескольких минут ожидания Пашка обратил внимание на странное поведение их техников. Поначалу они покрутились вокруг самолета ставя заглушки на двигатели и ПВД. Потом они свою работу закончили, но вернулись в самолет. И теперь они периодически выглядывали оттуда, смотрели на автобус и ... прятались обратно в самолет. Вскоре это заметила и Турчанка. Сначала она продолжала улыбаться, но пауза затягивалась и лицо ее постепенно принимало заинтересованно-удивленное выражение. Наконец спустя еще минут пять она повернулась к ним и спросила что-то типа "а чего мы собственно ждем?!"
Пашка ответил честно:
- Customs... (таможня)
Турчанка удивленно всплеснула руками:
- No customs!!! Hotel! Take your crew and let's go!
Знаете что сказали Техники, когда их Пашка забрал в автобус? Что бы вы не сомневались: "А мы думали вас уже повязали!"

Ну и наконец завершающая сцена того вечера. Девушка, которая оказалась совсем даже не страшной представительницей сервиса-хэндлинга, привезла их в гостиницу прямо от самолета. Гостиница ни какая нибудь, а Анталийский "Шератон". И вот "картина маслом": просторный холл гостинницы, мрамор и стекло, улыбчивый персонал в костюмах, постояльцы - солидные пожилые европейские пары. Посреди всего этого великолепия Экипаж.
Командир одет по гражданке, как он приехал из дому - темные джинсы, рубашка, черная кожаная куртка. Пашка в обычном советском голубом летном комбинезоне, который им выдала фирма, поверх него камуфлированная ДС-ка (демисезонная куртка), еще с Аэроклубовских времен. Серега - техник РЭСО-сник тоже в таком же голубом комбезе, но он был облит керосином, поэтому покрыт странными пятнами и керосином же сильно пахнет. Стас же вылетал в таком-же комбезе, но после керосинового фонтана тот совсем испортился и теперь Стас переоделся в свою рабочую, когда-то темно-синюю, техничку. В ней он крайние несколько месяцев готовил самолет к перелету, включая покраску, поэтому теперь она имеет трудноописуемый цвет и вид. Иностранцы обходят эту живописную группу по дуге не меньшей, чем выполняется заход на посадку в Анталии.
Заселились по номерам, собрались у Командира в номере, быстро перекусили, тем что каждый принес с собой. Большей частью молчали, потому что сил даже разговаривать уже ни у кого не было. Потом Паша зашел к себе в номер...и проснулся где-то ночью, все еще в одежде и поверх одеяла.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →